ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ ПИСЬМА стр. 65

8

Плиний Титинию Капитону1 привет.

Ты уговариваешь меня заняться историей, и уговариваешь не один: многие час-то убеждали меня в том же, и я сам этого хочу — не по уверенности, что напишу хо-рошо (думать так, не испытав своих сил, безрассудно), а потому, что, по-моему, так прекрасно не допустить, чтобы бесследно исчезли люди, которым должна быть угото-вана вечность. И хорошо вместе с их добрым именем пронести сквозь века и свое. (2) Ни о чем я так не мечтаю, ничего так страстно не хочу, как длительного существова-ния2; что достойнее человека, особенно если за ним нет никакой вины и он не боится памяти потомков. (3) Днями и ночами думаю я:

Способ есть ли какой у меня над землею подняться3

этого только и хочу; а это уже превышает мои желания —

Он, победитель, у всех на устах 4

Достаточно того, что обещает, пожалуй, одна история. (4) Речи и стихи достав-ляют удовольствие, если они совершенны; историю, как бы она ни была написана, чи-тать приятно. Люди по природе своей любознательны; и ничем не прикрашенное зна-комство с фактами прельщает даже тех, кто с удовольствием слушает болтливые небы-лицы.

Меня влечет к этой работе семейный пример. (5) Мой дядя, он же и мой прием-ный отец, писал — и с большим тщанием — сочинения по истории5. Мудрые люди го-ворят, что хорошо и почтенно идти по стопам предков, если, конечно, они шли прямым путем. (6) Почему же я медлю? я вел большие и важные дела; свои судебные речи, хотя больших надежд я на них и не возлагаю6, я решил пересмотреть: если я их окончатель-но не доработаю, весь мой труд погибнет вместе со мной. (7) Если ты рассчитываешь на потомков, то для них недоделанное — то же самое, что не начатое. Скажешь: «ты можешь одновременно и пересматривать свои речи и писать историю». Если бы! и то и другое дело так трудно, что и с одним справиться уже хорошо.

(8) С девятнадцати лет я стал выступать на форуме, но и сейчас как в тумане вижу, чем должен быть оратор. (9) И к этому бремени добавить еще новое? История и речь имеют много общего, но это как будто общее так различно! и одна и другая рас-сказывают, но рассказывают о разном: речь — о мелком, грязном, повседневном; исто-рия — о событиях отдаленных, ярких, героических; (10) речь обнажает кости, муску-лы, нервы; история показывает живое существо в красоте и силе; речь нравится осо-бенной силой, горечью, напористостью; история — спокойно текущим, увлекательным рассказом. У них разный подбор слов, разный тон, разное построение7. (11) И самое существенное, что у тебя в руках: κτημα 1*8, [1* приобретение] говоря словами Фуки-дида, или αγώνισμα.2*? [2* состязание] Первое — это история, второе — речь.

Поэтому я не соглашаюсь объединить занятия двумя предметами несходными, разными в силу самой своей значимости. Я боюсь, что в смятении от этой путаницы я скажу здесь то, что следовало там, и потому, говоря привычным мне языком, я прошу отсрочить дело.

(12) А ты пока что думай, каким временем мне лучше всего заняться? древним, о котором другие уже писали? они все исследовали, но сопоставить их очень трудно9. Новым, нетронутым? Обижаться будут тяжко10, поблагодарят еле-еле. (13) Не говоря о том, что при такой нравственной испорченности обвинять придется больше, чем хва-лить. О тебе скажут, что ты скуп на похвалы и очень щедр на обвинения, хотя бы ты и воздавал хвалу полностью, и обвинял весьма сдержанно. (14). Это, впрочем, меня не остановит: у меня хватает мужества говорить правду.

Прошу тебя, выровняй мне дорогу к работе, которую советуешь, выбери тему, чтобы не возникло оснований для новой задержки и промедления, когда я уже приго-товлюсь писать.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector