ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ ПИСЬМА стр. 72

ешь по отсутствующим особенно остро, если они недалеко: чем ближе осуществление надежды, тем нетерпеливее ждешь. Что бы ни было причиной, избавь меня от этой му-ки.

(2) Приезжай, или я вернусь туда, откуда безрассудно уехал, — вернусь, хотя бы ради того, чтобы узнать, будешь ли ты, оставшись без меня в Риме, посылать мне подобные же письма. Будь здоров.

2

Плиний Арриану1 привет.

Мне иногда в суде не хватает М. Регула2 — тосковать о нем — я не тоскую. По-чему же не хватает? (2) Он уважал свою профессию; ему было страшно, он бледнел, писал свои речи3, хотя заучить их на память и не мог. Не только чрезвычайное суеве-рие, но и великое уважение к своему делу заставляло его обводить краской то правый глаз, то левый (правый, если он защищал истца, левый, если ответчика), переносить белую мушку то на одну бровь, то на другую; постоянно совещаться с гаруспиками об исходе дела4. (3) Тем, кто выступал вместе с ним, было очень приятно, что он просил не ограничивать времени5, что приглашал слушателей. Как приятно говорить сколько хочешь, навлекая не на себя досаду, а на другого, и говорить, словно застигнутый в чужой аудитории!

(4) Как бы то ни было, но Регул хорошо сделал, что умер; лучше бы, если бы раньше. Сейчас он, правда, жил бы, не причиняя зла обществу, при этом принцепсе6 ему не было бы возможности вредить. (5) Поэтому можно иногда пожалеть о нем. По-сле его смерти участился и вошел в силу обычай просить и давать две или одну клеп-сидру, а иногда даже полклепсидры7. Адвокаты предпочитают покончить с делом, а не вести его; судьи — положить ему конец, а не судить. Какая небрежность, какая лень, какое пренебрежение к обработанной речи, к опасности подзащитных! (6) Мы умнее наших предков, мы справедливее самих законов, щедро предоставлявших и часы и дни отсрочки! они были тупыми тугодумами, мы яснее говорим, быстрее соображаем, со-вестливее судим — мы, за несколько клепсидр проворачивающие дела, которые они разбирали бы несколько дней! о Регул! ты своим тщеславием добивался у всех того, что очень немногие предоставляют честным людям.

(7) Я всякий раз, когда бываю судьей (я чаще судья, чем адвокат), соглашаюсь на испрошенное число клепсидр, как бы много их ни просили: (8) я считаю опрометчи-вым гадать об объеме дела, которое не прослушано, и, не зная, как оно велико, ограни-чивать время для его обсуждения, тем более, что первой своей обязанностью судья должен считать терпение, и справедливый суд его требует. — Но ведь говорят лишнее! — Лучше сказать лишнее, чем не сказать необходимого. (9) А потом судить о том, что лишнее, ты можешь, только прослушав все. Об этом, впрочем, как и о множестве не-достатков в государстве, поговорим лично. Ты по своей любви к общественному благу стремишься поправить то, что уже трудно сделать хорошим.

(10) Теперь обратимся к нашим домашним делам. У тебя все хорошо? у меня ничего нового, да мне и прочные блага приятней и неудобства, к которым я привык, легче. Будь здоров.

3

Плиний Веру 1 привет.

Благодарю, что ты взял на себя уход за именьицем, которое я подарил своей кормилице. Когда я дарил его, оно стоило сто тысяч; потом доход с него стал умень-шаться, и цена его упала; твоей заботой она восстановится2. (2) Ты только помни, что я поручаю тебе не деревья и землю (хотя, конечно, и их), но свой подарок: сделать его как можно доходнее не менее важно для получившей, чем для меня, давшего. Будь

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector