ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ ПИСЬМА стр. 74

кандидатом на каждую из пройденных мною должностей.

(3) Он заслуживает эту заботу давней ко мне любовью. Моя дружба с ним не продолжение дружбы с его отцом (ее не могло быть по моему возрасту): в моей ранней юности, очень его расхваливая, указывали мне его отца. Он очень любил не только литературу, но и людей, ей преданных, и почти ежедневно приходил послушать Квинтилиана и Никиту Сацердота, которых посещал и я4. Был это человек известный, исполненный чувства своего достоинства; память о нем должна быть на пользу сыну. (4) Сейчас, однако, в сенате многие его не знали, многие и знали, но помнят только живых. Поэтому, не рассчитывая на отцовскую славу — это для сына великая честь, но поддержка слабая, — он сам, собственными усилиями должен пробить себе дорогу. (5) Он всегда, словно в предвидении этого времени, усердно этим и занимался: приобре-тал себе новых друзей, не забывал старых5. А меня он избрал образцом и полюбил с тех пор, как стал опираться на собственные суждения. (6) Он присутствует на моих выступлениях в суде и волнуется за меня; сидит на моих рецитациях; при самом заро-ждении моих маленьких произведений 6 он тут — сейчас один, раньше с братом, не-давно утраченным7. Я беру на себя его обязанности, я должен заступить его место. (7) И я печалюсь о нем, рано похищенном жестокой смертью, и о Назоне, лишенном по-мощи доброго брата и оставленном на одних друзей.

(8) Поэтому я очень прошу тебя, приезжай, присоедини к моему голосу твой. Мне очень важно показаться и походить с тобой; твой авторитет так велик, что, думаю, от твоего присутствия мой окажется действительнее даже у моих друзей. Оборви то, что, может быть, тебя задерживает: этого требуют мое время (оно мое сейчас), вер-ность, мое достоинство, наконец, я поддерживаю кандидата; известно, что я его под-держиваю; я хожу по людям и прошу их, я в опасности. Коротко говоря, если Назон получит искомое — честь ему; если нет — провал почувствую я. Будь здоров.

7

Плиний Кальпурнии1 привет.

Ты пишешь, что очень тоскуешь без меня и единственное для тебя утешение обнимать вместо меня мои книги и часто даже класть их на мое место. (2) Я радуюсь, что тебе не хватает меня; радуюсь, что ты успокаиваешь себя таким лечением. Я же письма твои читаю и перечитываю; все время беру их как новые. (3) И тем сильнее разгорается тоска по тебе: если так сладостны твои письма, то сколько же радости в твоей беседе! Посылай письма как можно чаще: я счастлив ими до боли. Будь здорова.

8

Плиний Приску 1 привет.

Атилия Кресцента2 ты знаешь и любишь. Кто из людей особенно уважаемых не знает и не любит его? он мне дорог — не так, как большинству, а чрезвычайно. (2) Рас-стояние между нашими городами — один день пути; мы полюбили друг друга с ранней юности: это любовь самая горячая. Время и рассудительная оценка ее не охладили, но усилили. Это знают люди, близко нас обоих наблюдающие. И он всюду хвалится моей дружбой, и я громко заявляю, как мне дороги его скромность, покой3, безопасность. (3) Однажды, когда он опасался, что его оскорбит кандидат в народные трибуны, и сказал мне об этом, я ответил ούτις εμεΰ ζωντος1*. [1* никто, пока я жив.] К чему все это? Что-бы ты знал: пока я цел, обиды Атилию не будет. (4) И опять ты скажешь: «к чему это?» Ему был должен Валерий Вар, наследником которого наш Максим4. Я его люблю, но ты к нему ближе. Я и прошу и даже по праву дружбы требую: позаботься, чтобы мой Атилий получил сполна не только свои деньги, но и проценты за многие годы5. Он не прикоснется к чужому, но свое бережет; в выгодных предприятиях не участвует, и до-ходная статья у него одна: собственная бережливость. (6) Литературой он занимается

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector