ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ ПИСЬМА стр. 97

Плиний Фалькону 1 привет.

(1) Ты меньше удивишься тому, что я так настойчиво просил тебя предоставить трибунат2 моему другу, когда узнаешь, кто и каков он. Я могу уже, получив твое обе-щание, назвать и его имя и описать его самого. (2) Это Корнелий Минициан3, украше-ние моей области и в смысле достоинств и в смысле нравов, человек блестящего про-исхождения, с огромными средствами4, который любит науки так, как любят их обыч-но бедняки. Он справедливейший судья5, очень смелый защитник, самый верный друг. (3) Ты поверишь, что я облагодетельствовал тебя, когда ближе присмотришься к чело-веку6, который подстать всяким почетным должностям, всяким званиям (не хочу ска-зать ничего выспренного о таком скромном человеке). Будь здоров.

231

Плиний Фабату, деду жены, привет.

(1) Радуюсь, что ты настолько крепок, что можешь встретить Тирона в Медио-лане2, но, чтобы не потерять тебе этой своей крепости, не бери, пожалуйста, на себя столько труда, непосильного для твоего возраста. Я настаиваю даже, чтобы ты ждал его дома, в самом доме и даже не переступал порога комнаты. (2) Хотя я люблю его как брата, но он не должен от человека, которого я почитаю как отца, требовать внима-ния, которого он не потребовал бы от своего отца. Будь здоров.

24

Плиний Гемину1 привет.

(1) Уммидия Квадратилла2 скончалась в возрасте немного меньше восьмидесяти лет: до последнего недомогания была она свежа и не в пример другим матронам крепка и плотна телом. (2) Скончалась она, составив безукоризненное завещание3: оставила две трети внуку, одну треть внучке.

Внучку я знаю мало, а внука люблю как самого близкого друга 4; это юноша ис-ключительный и достойный родственной любви не только со стороны тех, с кем он в кровном родстве. (3) Будучи очень красив, он и мальчиком и юношей не навлек на себя никаких толков со стороны недоброжелательных людей; к двадцати четырем годам он стал мужем5, и, если бог будет милостив, то станет и отцом. Он жил под одной кровлей с распущенной бабкой, но вел себя очень строго и в то же время послушно. (4) У нее были пантомимы6, и она увлекалась ими больше, чем это прилично знатной женщине. Квадрат не смотрел на них ни в театре, ни дома; она этого и не требовала. (5) Я слышал от нее самой, когда она поручала мне руководить занятиями своего внука7, что она, как женщина старая, уже на покое, отдыхает обычно душой, играя в камешки8 и глядя на своих пантомимов, но, принимаясь за эти занятия, всегда приказывает своему внуку уйти и взяться за учение. Мне казалось, что она делает это не столько из любви к нему, сколько из уважения9.

(6) Ты удивишься, как удивился и я. На последних жреческих играх 10 во время представления были выведены пантомимы11. Когда мы вместе с Квадратом выходили из театра, он сказал: «Знаешь, я сегодня в первый раз увидел, как танцует вольноотпу-щенник моей бабушки». (7) Так сказал внук. Но, клянусь Геркулесом, совсем чужие люди, чтобы оказать честь Квадратилле (мне стыдно, что я сказал — честь), с льстивой угодливостью бежали в театр, неистовствовали, хлопали, удивлялись и потом повторя-ли перед госпожой отдельные жесты и песни; теперь они получат ничтожные легаты — маленький венок за свой труд в театре 12 — от наследника, который не смотрел на эти представления.

(8) Пишу об этом и потому, что ты обычно очень охотно слушаешь обо всем, что есть нового, а затем и потому, что мне приятно, пока я пишу, вновь переживать ту радость, которую я испытал: я радуюсь, что покойная любила родных, что она оказала честь прекрасному юноше, веселюсь и тому, что, наконец, дом Гая Кассия — основа-теля и отца кассиевой школы13 — будет обителью господина, который не меньше Кас-

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector