ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ ПИСЬМА стр. 114

интересно. Ты, так же как и я, ничем не увлекаешься так, как творениями природы8. Будь здоров.

21

Плиний Арриану1 привет.

(1) Самым прекрасным и человечным считаю я как в жизни, так и в занятиях со-единение строгости с веселостью: первая не должна переходить в мрачность, вторая — в разгул. (2) По этой причине я разноображу серьезную работу забавами и шутками2. Я выбрал для них самое удобное место и время и, чтобы теперь же приучить к ним досу-жих застольников3, я в июле, когда наступает перерыв в суде, собрал своих друзей и рассадил их по креслам, поставленным перед ложами. (3) Случилось, что в тот же день утром меня внезапно пригласили на защиту в суд, и это дало мне повод сделать преди-словие4. Я просил, чтобы никто не упрекал меня в равнодушии к собственному произ-ведению за то, что, собираясь читать его для друзей и для немногих, то есть опять-таки для друзей, я не отказался от судебного дела. Я добавил, что того же порядка придер-живаюсь и в своем писании: долг стоит впереди удовольствия, дело впереди забавы, и я пишу сначала для друзей и затем уже для себя. (4) Книга моя5 была разнообразна по содержанию и по размерам. Я делаю так, не доверяя своему таланту, и этим избегаю опасности наскучить. Я читал два дня: меня вынудило к этому одобрение слушателей. Некоторые авторы кое-что пропускают и ставят себе это в заслугу; я ничего не выбра-сываю и даже заявляю, что не выбрасываю. Я читаю все для того, чтобы все исправить, а это не удается тем, кто читает только избранное. (5) В их поведении больше скром-ности и, может быть, уважения к аудитории, но в моем больше простоты и друже-любия. Тот любит друзей своих, кто считает себя любимым так, что не боится на-доесть. А затем, какой толк в приятелях, если они собираются только ради своего удо-вольствия? Человек, который предпочитает слушать хорошую книгу своего друга, а не создавать ее, — это прихотливый, подобный незнакомцу человек. (6) Я не сомневаюсь, что ты, по своей обычной любви ко мне, желаешь как можно скорее прочесть эту непе-ребродившую книгу. Ты прочтешь ее, но уже пересмотренную: ради этого я ее и читал. Кое-что из нее, впрочем, тебе уже известно. Ты узнаешь это или в исправленном виде, или, как это бывает иногда после долгого промежутка, оно покажется тебе хуже: ты будешь читать все как заново написанное. От многочисленных изменений измененным кажется и то, что осталось таким, как было. Будь здоров.

22

Плиний Гемину1 привет.

(1) Разве ты не знаешь, что рабы всех страстей сердятся на чужие пороки так, словно им завидуют, и тяжелее всего наказывают тех, кому больше всего им хотелось бы подражать? А между тем даже людям, которые ни в чьем снисхождении не нужда-ются, больше всего пристало милосердие. (2) Я считаю самым лучшим и самым безу-пречным человека, который прощает другим так, словно сам ежедневно ошибается, и воздерживается от ошибок так, словно никому не прощает. (3) Поэтому и дома, и в обществе, и во всех житейских случаях давайте придерживаться такого правила: будем беспощадны к себе и милостивы даже к тем, кто умеет быть снисходительным только к себе. Будем помнить, что Тразея, кротчайший человек, великий именно своей крото-стью, часто говаривал: «Кто ненавидит пороки, ненавидит людей». — Ты, может быть, спросишь, что заставляет меня писать об этом? (4) Недавно один человек, — лучше, впрочем, поговорим об этом лично; хотя нет, вовсе не надо и говорить2. Я боюсь, как бы поступки, которые я не одобряю в нем; преследование людей, задевание их, сплет-ни, — не оказались в противоречии с тем, чему я учу. Кто бы он ни был, каков бы ни был, умолчим о нем: заклеймить его — в этом никакого примера нет, а не заклеймить

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector