ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ ПИСЬМА стр. 121

Было бы слишком долго перечислять все, что тогда бросали мне с разных сто-рон. (9) Под конец консул обратился ко мне: «Секунд, ты скажешь вместо своего мне-ния то, что хочешь» 15. «Ты разрешил,— говорю я, — то, что до сих пор разрешал всем». Я сажусь; начинаются другие дела. (10) Между тем один мой друг, консуляр, отзывает меня в сторону и нападает в обдуманной речи за то, что я будто бы выступил; слишком смело и неосторожно; он зовет меня назад, уговаривает перестать и даже до-бавляет: «Ты обратил на себя внимание будущих государей» 16. «Пусть, — ответил я, — только бы плохих». (11) Едва он отошел, как начал другой: «На что ты осмелива-ешься? Куда стремишься? Каким опасностям себя подвергаешь? Почему доверяешься настоящему, не зная будущего? Ты задеваешь человека, ставшего уже префектом эра-рия17, в недалеком будущем консула и, кроме того, пользующегося таким влиянием, опирающегося на таких друзей!». И он назвал кого-то, кто тогда, по упорным и дву-смысленным слухам, получил на востоке командование большой и прославленной ар-мией18. (12) На это я ответил: «Все обдумано мной и заранее душой моей взвешено 19: я не отказываюсь, если так придется, понести наказание за честный поступок, лишь бы отомстить за позорный».

(13) Уже пришло время вносить предложение. Говорит Домиций Аполлинарий, консул будущего года20, говорит Фабриций Вейентон, Фабий Постумин, Биттий Про-кул, коллега Публия Церта, о котором шло дело, отчим моей жены, которую я потерял, после них Аммий Флакк. Все защищают Церта, еще не названного мною, как будто он уже назван, и своей защитой утверждают преступление, оставшееся как бы невыяс-ненным. (14) Нет необходимости пересказывать, что они еще говорили; ты найдешь это в моих книгах: я все это передал их же словами.

(15) Против выступают Авидий Квиет и Корнут Тертулл: Квиет говорит, что несправедливо отталкивать жалобы скорбящих, что не следует отнимать у Аррии и Фаннии права жаловаться и что важно не звание человека, а его дело. (16) Корнут го-ворит, что он консулами21 назначен в опекуны дочери Гельвидия по просьбе ее матери и отчима; он и сейчас не позволит себе пренебречь своими обязанностями, причем он ставит предел своей скорби и сочувствует сдержанности этих превосходных женщин, которые довольствуются тем, что напоминают сенату о кровавой угодливости Публия Церта и просят, если не будет наложено наказания за очевидное злодеяние, то хотя бы чего-то вроде цензорского клейма 22. (17) Тогда Сатрий Руф произнес уклончивую и двусмысленную речь: «Думаю, что если Публиций Церт не будет оправдан, то ему на-несли обиду, ведь его назвали по имени друзья Аррии и Фаннии, назвали и его друзья. Мы не должны беспокоиться: ведь судьями будем мы, которые составили об этом че-ловеке хорошее мнение. Если он, как я надеюсь и хочу, невиновен, то я верю, вы смо-жете его оправдать, пока что-нибудь не будет доказано».

(18) Так они говорили и в том порядке, как их вызывали. Доходит очередь до меня. Встаю, произношу начало, которое помещено в моей книге, отвечаю каждому. Удивительно, с каким вниманием, с какими возгласами выслушали меня все те, кто только что громко возражал: такой поворот произвело благородство дела, ход речи или упорство обвинителя. (19) Кончаю. Начинает отвечать Вейентон23, никто не может этого вынести, его перебивают, шумят настолько, что он говорит: «Прошу вас, отцы сенаторы, не вынуждайте меня умолять о помощи трибунов». Трибун Мурена немед-ленно воскликнул: «Разрешаю тебе говорить, почтенный Вейентон»; но и после этого все-таки раздаются громкие возражения. (20) Тем временем консул, вызвав сенаторов по имени и проведя голосование, распускает сенат и покидает Вейентона, все еще стоящего и пытающегося говорить. По поводу этого оскорбления (так он это называл) он много жаловался гомеровским стихом:

ω γέρον, η μάλα δή σε νέοι τείρουσι μαχηταί 2*. [2* Старец, жестоко тебя ратоборцы младые стесняют (Илиада, VIII, 102).]

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector