ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ ПИСЬМА стр. 181

дает это изнеженное искусство, не подходящее к нашему веку. Из этого становится яс-но, что и народ воспринимает воззрения принцепсов, если все проводят в жизнь даже строжайшие правила, раз они исходят от такого человека. Прославься же, цезарь, сла-вою строгой справедливости, которой ты достиг того, что называвшееся раньше наси-лием и властью, теперь называется нравственностью. Осудили сами свои пороки те, кто заслуживал быть осужденным, и те же самые люди, которых надлежало исправ-лять, превратились в исправителей. Итак, никто не жалуется на твою строгость, хотя всем дозволено жаловаться. Но раз уже так оказалось, что люди меньше всего жалуют-ся на того принцепса, на которого это больше всего дозволено, то, следовательно, все, что связало с твоим веком, радует и утешает весь человеческий род. Хорошие люди выдвигаются, а дурные — это свидетельствует о самом спокойном состоянии государ-ства — ничего не боятся, но и сами никому страха не внушают. Ты излечиваешь за-блуждения, но у тех, кто об этом сам просит, и всем, кого ты исправляешь, ты обеспе-чиваешь добрую славу тем, что всем видно, что ты их к этому не принуждал.

(47) Так что же ты воспитываешь? Жизнь или преимущественно нравы юноше-ства? С каким достоинством ты говоришь с учителями, с каким авторитетом мудрости обращаешься с учеными! Насколько занятия снова приобрели при тебе и живой дух, и кровь, и отечество! А в прежнее время бесчеловечная жестокость преследовала все это изгнанием, когда принцепс, сознавая в себе все пороки, изгонял искусства, враждебные ему, не столько из ненависти к ним, сколько из уважения. Ты же все искусства охраня-ешь, держишь в своих объятиях, воспринимаешь глазами и ушами. Ты обеспечиваешь все, чему они учат, и в такой же мере их уважаешь, как и они тебя одобряют. Разве ка-ждый, кто бы ни отдался научным занятиям, не получает вместе со всеми прочими благами как одну из первых наград легкий доступ к тебе самому? Великое дело выпол-нил твой отец, когда он перед своим и твоим лицом надписал на этой твердыне имя, назвав ее общественным зданием; это осталось бы тщетным, если бы он не усыновил такого человека, который может жить в ней, как в подобающем ему месте. Как хорошо это наименование соответствует твоим нравам, как ты все делаешь, чтобы показать, что эту надпись дал никто другой, как ты сам! Какой в самом деле форум, какие храмы так же доступны, как твой дворец? Ни Капитолий, ни самое священное место твоего усыновления не являются в большей мере общественными, всем доступными! Нет ни-каких ограничений, никаких степеней бесчестия, ведь если даже преодолеть тысячи подобных препятствий, всегда сверх того имеются еще какие-нибудь трудности пре-грады! Велик был покой до тебя, велик будет и после тебя, но при тебе он выше всего: столько всюду тишины и мира, такая почтительность, что эти примеры скромности и спокойствия доходят до самых скромных пенатов, до самых тесных очагов.

(48) А как ты сам всех принимаешь! Как ожидаешь! Как проводишь значитель-ную часть дня среди стольких забот империи, точно ты предаешься отдыху! И мы по-этому собираемся у тебя, когда нам удобно, без притворства или какого-либо напряже-ния, не подвергаясь опасности потерять голову за опоздание, но беззаботные и спокой-ные. И ты, принцепс, допускаешь, что иногда нас может задержать дома что-нибудь более важное; мы всегда можем оправдаться в твоих глазах, но никогда не нуждаемся в оправданиях. Ведь ты знаешь, что каждый предпочел бы повидать и посетить тебя, и потому предоставляешь каждому продлить это удовольствие. Принеся тебе приветст-вие, мы не стремимся сейчас же разойтись и оставить по себе пустоту. Мы задержива-емся, остаемся у тебя, как в общественном доме. А ведь еще недавно ужасное чудови-ще ограждало его от других, внушая величайший страх, когда, запершись словно в ка-кой-то клетке, оно лизало кровь близких себе людей или бросалось душить и грызть славнейших граждан. Дворец был огражден ужасами и кознями; одинаковый страх ис-пытывали и допущенные и отстраненные. К тому же и само оно было устрашающего вида: высокомерие на челе, гнев во взоре, женоподобная слабость в теле, в лице бес-стыдство, прикрытое густым румянцем. Никто не осмеливался подойти к нему, загово-рить с ним, так он всегда искал уединения в затаенных местах и никогда не выходил из

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector