ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ ПИСЬМА стр. 185

ников, сейчас же, словно при этом расширялись пределы нашей империи, постановля-ли посвятить имени цезаря какие-нибудь величественные арки, или надписи, которые не могли бы уместиться и на фронтонах наших храмов, или месяцы года, да притом не по одному, а по несколько сразу. И те допускали это и даже радовались этому, точно заслужили все эти почести. А теперь, кто из нас, забыв, о чем идет обсуждение, станет злоупотреблять обязанностью назначения почестей принцепсу? Такая наша сдержан-ность тоже увеличивает славу твоей скромности: ведь мы повинуемся тебе в том, что собираемся в курию не для состязания в лести, но для обсуждения и утверждения справедливости и для воздания благодарности твоей простоте и правдивости за то, что мы действительно знаем, чего ты на самом деле хочешь или не хочешь. Мы начинаем с того и останавливаемся на том, с чего нельзя было бы начать и на чем нельзя было бы остановиться при другом принцепсе. Ведь большинства из назначенных почестей не приняли даже и прежние императоры, но никто из них не обладал таким великодуши-ем, чтобы можно было поверить, что он не желает этих назначений. Но я считаю, по-четнее всяких титулов то, что имя твое запечатлено не на столбах и не на камнях, а в славе вечности.

(55) Закрепится в последующих веках, что был когда-то такой принцепс, кото-рому при цветущем и безопасном положении государства воздавались только одни скромные почести, чаще не воздавалось никаких. Действительно, если бы мы захотели соревноваться с прежними временами в отношении вынужденных действий, то оказа-лись бы побежденными: ведь притворство более содействует измышлению, чем прав-дивость, рабство больше, нежели свобода, и страх больше, чем любовь. Вместе с тем, после того как прежняя лесть не оставила ничего неиспользованного, то в отношении тебя новый вид почитания может состоять только в том, что мы иногда осмеливаемся промолчать о твоих заслугах. Однако всякий раз, как наша любовь заставляла нас пре-рвать молчание и победить твою скромность, каких бы только почестей мы ни назна-чали тебе, ты их не отвергаешь. Таким образом становится ясно, что ты не из гордости и не из презрения отклоняешь самые громкие почести, раз принимаешь более скром-ные. И это, цезарь, прекраснее, чем если бы ты отказывался от всех и всяких: ведь не принимать никаких почестей есть признак гордыни, а принимать незначительные есть признак скромности. Такая твоя умеренность на пользу и нам и государственному ка-значейству, — нам потому, что ты снимаешь с нас всякое подозрение, казначейству — потому, что ты ставишь предел его расходам, чтобы в случае его истощения тебе не пришлось пополнять его имуществом невинных. В честь твою поставлены такие же изображения, какие когда-то назначались частным лицам за выдающиеся их заслуги перед государством. Всем видно, что статуи цезаря сделаны из такого же материала, как и статуи Брутов и Камиллов. Да и причины тому не различны. Те герои отражала от стен города царей или побеждавших нас врагов; ты же не допускаешь и отстраня-ешь самовластие и все другое, что порождает порабощение, и занимаешь место прин-цепса, чтобы не освобождать места для тирана. И мне, взирающему на твою мудрость, менее кажется удивительным» что ты стараешься или отклонить, или умерить эти не-вечные и непрочные титулы. Ты хорошо знаешь, в чем истинная и, вечная слава прин-цепса, каковы бывают почести, против которых бессильны и пламя, и старость, и по-следующие правители. Триумфальные арки и статуи, жертвенники и даже храмы раз-рушает и лишает блеска забвение или пренебрежение потомства; наоборот, слава того, кто сам пренебрегает честолюбием, кто умеет сдержать и обуздать неограниченную власть, процветает от самой древности, и никем он столько не прославляется, как теми, кого меньше всего к этому принуждает. Кроме того, всякий, кто только станет главою государства, приобретает вечную славу, будь она хороша или дурна. Но государю надо стремиться не к той вечной славе, которая ожидает его даже против его воли, но к доб-рой славе, а она создается не статуями и прочими изображениями, но достигается доб-родетелями и заслугами. Даже такие менее значительные черты, как внешний вид и фигура императора, лучше воспринимаются и сохраняются в благодарной памяти лю-

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector