ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ ПИСЬМА стр. 205

ни безопасности, ни богатств, ни почестей. Наша молитва от имени всех проста и охва-тывает все это, мы молимся о благополучии нашего государя. Ты уже тогда взял его под свою защиту, когда вырвал его из пасти алчного разбойника21. Ведь не без твоей помощи остался он невредимым, когда потряслось и рушилось все самое возвышенное, хотя он и выделялся над всеми своей высотой. Остался незамеченным для дурного принцепса тот, кого не мог не заметить наилучший. Ты явил ясные признаки твоего попечения о нем, когда сопутствовал ему, отправлявшемуся к войску, своим именем, своим высоким покровительством. Ты, выражая свое желание устами императора, из-брал ему сына, нам отца, себе великого понтифика. Поэтому с тем большей уверенно-стью я прошу и молю в той молитве, которой он сам приказал молиться о нем, что если он правит нашим государством во благо, на общую нашу пользу, то чтобы прежде все-го ты сохранил его для наших внуков и правнуков, затем, чтобы ты послал ему нако-нец преемника, рожденного им самим, им же воспитанного, уподобленного ему через усыновление, или, если уже судьба в этом откажет, чтобы ты помог ему советом при выборе, указал бы ему, кого ему усыновить себе в святынях Капитолия.

(95) А скольким я обязан вам, сенаторы, это записано в общественных докумен-тах. Вы все дали наилучшие доказательства вашего спокойствия во время моего три-буната, вашей сдержанности в мое преторство, а при исполнении той должности, кото-рую вы возложили на меня в связи с заботами об интересах наших друзей, — вашей стойкости22. В ближайшем прошлом назначение мое в консулы вы приняли такими знаками одобрения, что я понял, что мне надо приложить еще больше старания, дабы дать ответ на такое ваше ко мне сочувствие, сохранить его за собой и еще увеличить. Ведь я хорошо знаю, что самое правильное суждение о человеке, заслуживает ли он почета или нет, высказывается в тот момент, когда почет этот ему предоставляется. Отнеситесь благосклонно к моему намерению и поверьте мне, что если тот коварней-ший государь и продвинул меня несколько по службе еще до того, как он открыто объ-явил о своей ненависти ко всему доброму, то после этого объявления моя карьера ос-тановилась: увидев, как краток путь к почету, я предпочел идти дорогой более длин-ной. Если в тяжелые времена я был среди печальных и охваченных страхом, а в хоро-шие времена я числюсь среди благоденствующих и радующихся; если, наконец, я в та-кой же степени предан наилучшему нашему государю, в какой был ненавистен дур-ному, то, верьте, я всегда буду оказывать всем такое уважение, как если бы я сам себя считал не консулом, не консуляром в ближайшее же время, а только кандидатом в кон-сулы.

ЭПИГРАФИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ

1

Гай Плиний, сын Луция из Оуфентинской трибы1 Цецилий Секунд, консул, ав-гур2, легат3, пропретор в провинции Понт и Вифиния с консульскими правами, по-сланный в эту провинцию по постановлению сената императором Цезарем Нервой Траяном Августом Германским Дакийским Отцом Отечества 4, смотритель течения Тибра, его берегов и римских клоак5, префект Сатурновой казны6, претор, народный трибун7, императорский квестор8, севир римской конницы9, военный трибун10 третьего галльского легиона, децемвир по гражданским процессам11 [построил] термы за […] сестерций, добавив на украшение 300000 сестерций […] и сверх того на содержание их отписал в завещании 200000 сестерций; затем на вскормление  (детей )  12 ста своих от-пущенников отказал городу 1 866 666 сестерций, проценты от которых по его желанию предназначены для угощения городского плебса […]; затем при жизни он роздал на воспитание мальчиков и девочек городского плебса 500000 сестерций13; затем на биб-

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector