ПЛИНИЙ МЛАДШИЙ ПИСЬМА стр. 233

Плиния не было. У Цицерона, Горация, Сенеки, Марциала встречаются отдельные, иногда очень характерные и живописные, подробности, но цельной картины нет. Есть ли она у Плиния? При всей подробности его рассказа, при его неутомимом внимании к мелким подробностям, начертить план его Лаврентинума не удалось, хотя это стара-лись сделать, начиная с XVII в. и продолжая в XX в. Около двадцати планов, неизмен-но один от другого отличающихся, наилучшее доказательство того, как безнадежна попытка составить план на основании только литературного источника. (Tanzer H. The villas of Plyny the Younger. N. Y., 1924). Примерный набросок, облегчающий понима-ние текста, сделан Виннефельдом (Winnifeld H. Tusci und Laurentinum des Jüngeren Plinius Jahrb. des Deutschen Archeologischen Instituts, 1891, t. VI, S. 201—217). Плани-ровки усадьбы описание Плиния не дает, но оно знакомит со вкусами и потребностями самого Плиния, а через него до некоторой степени со вкусами его современников в кругу, к которому он принадлежал.

Его замечания (§ 5, 12, 20, 21), сопоставленные с помпейскими пейзажными фресками (Rostovtzeff M. Pompeianische bandschaften und römischen Villen. Jahrb. a. Deutschen Archeolegischen Instituts, 1904, t. XIX, S. 1.16), свидетельствуют о любви к широким просторам, включающим разнообразные элементы. Плинию мало одного мо-ря: он хочет видеть и леса, и все побережье, и виллы; глаз охватывает то, что видит вдали и вблизи, и соединяет все это разнообразие в единую цельную картину. Вилла поставлена так, что дальние горы и леса видны через ряд комнат, они как бы «вставле-ны в раму», которая, ограничивая некую часть пространства, делает ее выразительнее, сосредоточивая на ней глаз.

Солнца на вилле много: римляне строили всегда с таким расчетом, чтобы его попадало как можно больше в комнаты, ибо оно главным образом их и обогревало (ср. Кол. I,6,1—2). Плиний очень ценил солнечное тепло (§§ 7, 12, 17), но солнце любил помимо всяких практических соображений и не мог на него нарадоваться: он следит, как оно, совершая свой путь, заглядывает последовательно в одно окно за другим (8); отмечает разницу утреннего и послеполуденного освещения (23), говорит о комнате, где оно появляется только утром и вечером (6), и о той, где оно стоит круглый день (13).

При этой любви к солнцу и свету совершенное равнодушие к цвету, к краскам; во всем письме ни одного прилагательного, обозначающего цвет.

Радуясь свету и солнцу, Плиний защищается от звуков: он не слышит ни ропота и плеска спокойного «многошумящего моря» Одиссеи, ни птичьего гомона; соседний лес и его собственный сад немы. А от грохота разбушевавшегося моря, от шума бури, от громких голосов своих домочадцев ему необходимо надежно укрыться (§§ 13 и 22). Не одни виды с далекой перспективой привлекали Плиния; из столовой, удаленной от моря, он любуется садом, вид которого не уступает виду моря (15); сказался хороший хозяин. У него внимательный хозяйский глаз: он отмечает хороший вид пасущихся стад (3); знает, что его земля хороша для шелковиц и фиг и не годится для других де-ревьев (15). 6 числе преимуществ своего Лаврентинума он не забыл указать на то, как хорошо оно снабжается всем необходимым: дрова есть в соседнем лесу, съестные при-пасы привозят из Остии и можно доставать их в соседней деревне; в море водится хо-рошая рыба и креветки; молоко принесут. Если скот с пастбища собирался в поисках воды и тени у его виллы, то не принадлежал ли он самому хозяину Лаврентинума? Между прочим слова «о тени и воде» дополняют описание усадьбы:

она находилась среди тенистых деревьев и около нее стояло очень большое корыто (может быть, и не одно) с водой для скота.

Письмо 18

1 О Юнии Маврике см. I.5, прим. 12. После смерти брата он стал главой его се-мьи.

2 …детям твоего брата? — Один из этих мальчиков, Кв. Юний Рустик, консул

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector