ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 4

тиох V. Но сенат отказал, предпочитая видеть на сирийском троне ребенка. В конце концов Деметрий по совету и при активном участии Полибия бежал из Рима на родину (Полибий, XXXI, 12, 1—8; 20—23). Не вызывает сомнения, что Полибий опирался при этом на поддержку влиятельных римских политиков, прежде всего, конечно, Сципионов 1 в случае разоблачения (а для этого достаточно было Деметрию или его людям сболтнуть лишнее) последствия могли оказаться весьма печальными, и ахейцу потребовались бы авторитетные заступники. Да и то, что Полибий без всякого стеснения написал об этом позднее в своей «Истории», говорит о многом — очевидно, онзнал, что в обиду его не дадут.

В изгнании Полибий, и прежде не чуждый литературного творчества, принялся за главный труд своей жизни — «Всеобщую историю». Покровительство Сципионов помогло ему и здесь: он пользовался документами из римского архива, бывал на местах событий. Но об этом речьниже.

В 150 г. сенат, наконец, принял решение отпустить на родину тех из ахейских изгнанников, кто остался жив (примерно 300 из 1000 с лишним, остальные умерли, были казнены за попытку бежать, ктото все же скрылся. — Павсаний, VII, 10, 12). Этот вопрос не раз поднимался соотечественниками последних, в 164, 159, 155 и 153 гг. (Полибий XXX, 32; XXXII, 3, 14—17; XXXIII, 1—3; 14), но неудачно. На сей раз по просьбе Полибия в дело вмешался Сципион Эмилиан, чье влияние усилилось после его подвигов в Испании 2 . Поддержал ходатайство за ахейцев и Катон Цензорий, съязвивший при этом: «Целый день сидим и рассуждаем, кому хоронить греческих стариков — нашим могильщикам или ахейским». Когда сенаторы приняли благоприятное для изгнанников решение, Полибий задумал просить их еще и о возвращении дарованных им прежде почестей. Катон, узнав о таком намерении, сравнил ахейца с Одиссеем, который захотел вернуться в пещеру Циклопа за забытыми там поясом и шапкой (Полибий, XXXV, 6; Плутарх. Катон Старший, 9, 1—2).

Итак, Полибий и другие изгнанники вернулись на родину. Однако уже в 149 г. консул Маний Манилий вызвал его в сицилийский город Лилибей — назревала война с Карфагеном. Но по дороге Полибий узнал, что конфликт удалось уладить, ибо карфагеняне выполнили требования римлян и выдали заложников. Нужда в нем как военном специалисте, таким образом, отпадала, и он вернулся в Пелопоннес (Полибий, XXXVII, 3).

Очевидно, Полибий уже основательно втянулся в местную политику: он пишет, что отправился в Лилибей, отложив все дела, возвратился, не дожидаясь извещения о том, что более в его услугах римляне не нуждаются. Удивляться этому не приходится. К власти в Ахейском союзе пришли сторонники конфронтации с Римом, Дией и Критолай. По сравнению с ними те, кто вернулся из Италии, выглядели «либералами». Один из них, Стратий, даже оправдывался в народномсобрании от обвинений Критолая в сотрудничестве с римлянами. (Полибий, XXXVIII, 11, 4—6). Обвинениям в предательстве, вероятно, подвергался и сам Полибий 3 — недаром впоследствии в его «Всеобщей истории» появилось длинное рассуждение о неверном употреблении слова «предатель» (XVIII, 13—15). Таким образом, бывшие изгнанники отнюдь не усилили антиримскую группировку, как иногда считается 4 , а начали противодействовать ей. Эта борьба, очевидно, изахватила Полибия.

Однако вскоре война с Карфагеном все же началась. В 147 г. осаждавшую его армию возглавил Сципион Эмилиан, избранный консулом, и Полибий прибыл в Африку. Во время осады он совершил плавание вдоль северо-восточных берегов этого материка во главе эскадры (Плиний Старший, V. 9; Полибий, III, 59, 7). Экспедиция носила научный характер, однако ее данные могли быть использованы и в практических целях, в частности, сведения о добываемых в тех краях металлах 5 . Участвовал Полибий и в штурме Карфагена. Павсаний пишет, что в тех случаях, когда Сципион следовал советам ахейца, то добивался успеха, в обратных же случаях терпел неудачи (VII, 30, 9). Писатель, по-видимому, несколько преувеличил, но не вызывает сомнений, что советы Полибия не были лишь словесными упражнениями. Кроме того, он участвовал в захвате городских ворот 30 воинами во главе с самим Сципионом (Аммиан Марцеллин, XXIV, 2, 16—17). Ахеец наблюдал последние бои за Карфаген, видел сдачу в плен пунийского главнокомандующего Гасдрубала и самоубийство его жены. Именно ему Сципион сказал после взятия Карфагена, что боится, как бы когда-нибудь не принес такую же весть о его родном городе (Полибий, XXXIX, 4—5).

Между тем в Греции вспыхнула Ахейская война — вожди Ахейской лиги Дией и Критолай пошли на ущемление прав Спарты, насильно включеннойв состав союза. Римляне поддержали Спарту, что в итоге привело к войне 6 . Ахеян поддержали Беотия, Локрида, Фокида, Эвбея, однако перевес римлян был слишком очевиден. Войска Цецилия Метелла разгромили армию Критолая при Скартее, а Луций Муммий взялштурмом Коринф, который подвергся варварскому погрому и затем по приказу сената был

1 Лит. см.: Самохина Г. С. Указ. соч. С. 40. Прим. 90.

2 Ziegler K. Op. cit. Sp. 1452—1453.

3 Тыжов А. Я. Политическая миссия Полибия в Элладе // Город и государство в античном мире. Проблемы политического развития. Л., 1987. С. 113. 4 Frank Т. А. History of Rome. N. Y., 1928. Р. 128. 5 Циркин Ю. Б. Путешествие Полибия вдоль атлантических берегов Африки // Вестник древней исто

рии (далее — ВДИ). 1975. № 4. С. 112—113. 6 Кошеленко Г. А. Указ. соч. С. 160.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector