ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 11

труда Полибия являют собою образец варварства и политического злобства» 1 . Конечно, этолийцы давали серьезные поводы для обвинений в свой адрес, однако и критика Полибия далеко не всегда справедлива. Он, например, уверяет, будто этолийцы начали Союзническую войну исключительно из страсти к грабежам и разбоям, а в качестве предлога использовали намерение мессенцев перейти на сторону Македонии и Ахейской лиги (IV, 3, 1—2; 5, 8). Между тем, это был не предлог, а одна из важнейших причин конфликта — перед лицом мощного македонско-ахейского альянса отпадение Мессены (а также Элиды) представлялодля Этолии серьезную угрозу 2 .

В другом месте Полибий пишет о замыслах этолийцев вступить в союз с Македонией и Спартой против ахейцев, что послужило причиной Клеоменовой войны (II, 45—46). Тем самым он и обвиняет этолийцев в недобрых замыслах, и оправдывает Арата, который, не в силах совладать с Клеоменом, обратился за помощью к Македонии и пожертвовал ради этого независимостью Ахейского союза. Однако упомянутые планы этолийцев, как показывает анализ обстановки, не имели места быть 3 , а потому Полибий может подпасть под обвинение в сознательной лжи, которое предъявлял Тимею (см. выше). Что же до Арата, то он, получив помощь от македонян против Спарты, отдал им Акрокоринф — ключ к Пелопоннесу, что ставило Ахайю под контроль Македонии. Полибий писал, что можно считать предателем того, кто впускает врага в родной город ради собственной выгоды и отдает родину под чужую, более сильную власть (XVIII, 15, 1—3). Это определение вполне приложимо к Арату, который сдал Антигону Досону Акрокоринф и тем поставил ахейцев под контроль Македонии 4 , но Полибий от этого вывода воздерживается.

Критикуя этолийцев за набеги и разбои, он в то же время спокойно оправдывает расправу ахейцев с Мантинеей, перешедшей на сторону Клеомена (II, 57—58). Хотя это сделала группировка, захватившая власть в ходе внутренней распри, наказано было все население 5 — большинство жителей продали в рабство, а некоторых казнили или отправили в цепях в Македонию. Сам город был переименован в Антигонию в честь македонского царя Антигона Досона, захватившего ее совместно с ахейцами (Плутарх, Арат, 45). Ненавистные Полибию этолийцы подобных расправ не учиняли.

Историк хвалит римлян за то, что они почти не устраивают засад, предпочитая открытый бой (XIII, 3, 7). Но уже в следующей книге он без стеснения описывает, как его любимый герой, Сципион Старший, отправил вместе с послами шпионов, которые разведали расположение вражеского лагеря. Затем переговоры были прерваны, а вражеский лагерь сожжен в результате ночной атаки. Из многих славных подвигов, совершенных Сципионом, этот, как мне кажется, был самым блестящим и поразительным», — заключает Полибий, словно не замечая противоречия с прежним пассажем о честности римлян на войне (XIV, 2—5) 6 . Как тут не согласиться с К. Циглером: «Прославляя своих друзей, как ахейцев, так и римлян, прежде всего Сципионов, он (Полибий) часто, без сомнения, перебирал через край» 7 .

Тем не менее переоценивать эти и другие случаи не стоит, и в целом, бесспорно, ахейский историк сравнительно объективен, а его пристрастность касается не столько самих фактов, сколько оценок, с которымиможно и не соглашаться.

Особый вопрос — государственно-политические воззрения Полибия. Когда он говорит о противоборстве держав, для него «почему?» означало «с помощью какой конституции?», ибо, по его мнению, именно государственное устройство обусловливает успехи неудачи (см.: VI, 1, 9—10) 8 . «Римляне благодаря особенным свойствам своих учреждений и мудрости своих решений не только одолели карфагенян, …но немного спустя стали обладателями всей обитаемой земли» (III, 118, 9). Поэтому несколькими предложениями ниже Полибий приступает к рассмотрению римского государственного устройства и формулированию собственных государственно-политических воззрений, чему посвящена вся шестая книга.

Развивая идеи Платона и Аристотеля, историк указывает, что существует шесть форм государственного устройства — три правильные, монархия, аристократия и демократия, и три извращенные, тирания, олигархия и охлократия. Они рождаются, развиваются и, придя в упадок, последовательно сменяют друг друга (VI, 3—9) 9 , образуя единый конституционный цикл, anakyklosis (термин, введенный в политическую теорию Полибием) 10 .

1 Fritz К. von. Op. cit. P. 11. 2 См.: Кошеленко Г. А. Указ. соч. С. 151. 3 См.: Сизов С. К. Ахейский союз. История древнегреческого федеративного государства (281—

221 гг. до н.э.). М., 1989. С. 92—97.

4 Walbank F. W. Polybius. P. 86.

5 Мищенко Ф. Г. Указ. соч. С. 115—116.

6 Zahrnl M. Op. cit. S. 100.

7 Ziegler К. Ор. cit. Sp. 1559.

8 Сидорович О. В. Указ. соч. С. 26.

9 Монархия — тирания — аристократия — олигархия — демократия — охлократия.

10 Derow Р. S. Polybius // Ancient Writers. Greece and Rome. N. Y. 1982. Р. 534—535.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector