ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 183

то козий пастух заметил, что делается, и принес весть о том в народное собрание. Тогда одни отсюда же поспешили к Кесбедию, другие устремились на сторожевые посты, а масса граждан в ярости бросилась к дому Логбасиса. Измена была очевидна, а потому часть граждан взобралась на крышу, другие ворвались во двор через двери 230 и тут же убили Логбасиса, сыновей его и всех прочих домочадцев. Вслед засим селгеи через глашатая объявили свободу рабам, а сами поделились на отряды и устремились на защиту удобных пунктов. Когда Гарсиерис увидел, что Кесбедий занят, он отказался от задуманного плана, но Ахей проник до самых ворот; тогда селгеи сделали вылазку, положили на месте семьсот мисян и отразили нападение остальных. После этой попытки Ахей и Гарсиерис возвратились в свою стоянку, а селгеи, опасаясь внутренних волнений, страшась близости неприятелей, отправили старейших граждан со знаками молящих о пощаде 231 и на следующих условиях заключили мир, положивший конец войне: они обязуются уплатить немедленно четыреста талантов и выдать всех пленных педнелисян, по прошествии некоторого времени уплатитьеще триста талантов.

Итак, селгеи, благодаря нечестию Логбасиса едва не потерявшие родины, спасли ее своею доблестью и не запятнали позором ни свободы, ни кровного родства с лакедемонянами.

1.                Ахей покорил своей власти Милиаду и большую часть Памфилии, затем снялся с войском и по прибытии к Сардам 232 вел непрерывную войну с Атталом, угрожал Прусию, стал страшным и опасным врагомдля всех народовАзии по сю сторону Тавра.

2.                В то время, как Ахей шел войною на селгеев, Аттал с галатами эгосагами 233 обходил города Эолиды и все смежные с ними, раньше того из страха перешедшие на сторону Ахея. Большинство городов добровольно и охотно покорялось Атталу; сила потребовалась против немногих. Первыми городами, покорившимися ему были: Кума, Смирна, Фокея 234; вслед за ними покорились эгияне и темниты 235 , устрашенные его приближением; от теосцев и колофонян 236 явились послы с предложением взять под свою власть их самих и города их. И этих последних Аттал принял на тех же условиях, как и поименованных выше, получил от них заложников, но наиболее благосклонно обращался с послами от смирнян, потому что они постояннее всех блюли верность ему. Не теряя времени он пошел дальше и после переправы через реку Лик 237 пошел на поселения мисян, а оттуда прибыл к городу карсян 238, навел страх на них, а равно на гарнизон Дидимы-Тейхе, приобрел и эти поселения, переданные ему Фемистоклом, которого Ахей оставил было здесь начальником. Отсюда Аттал двинулся дальше, разграбил равнину Апии 239 , перевалил через гору, именуемую Пелекантом 240 , и расположился станом подлереки Мегиста 241 .

2.                 В это время случилось лунное затмение. Галаты давно уже роптали на тягости похода, потому что они шли с женами и детьми, которые следовали за ними в повозках. В затмении они видели дурное предзнаменование и объявили, что дальше не пойдут. Царь Аттал не имел от них никакой пользы; он знал также, что галаты совершают поход отдельно от остального войска, располагаются особым станом, вообще непокорны и заносчивы, тем не менее очутился в большом затруднении, ибо опасался, как бы галаты не перешли на сторону Ахея и вместе с ним не напали на его владения; смущался царь и теми толками, какие распространятся, если он велит своим солдатам окружить всех галатов и перебить их: они ведь, как казалось, переправились в Азию только из доверия лично к нему. Поэтому Аттал воспользовался упомянутым выше предлогом и обещал отвести их теперь назад к месту переправы и дать им удобную для жительства область, а впоследствии исполнить все их требования, поскольку это будет возможно и справедливо. После этого Аттал отвел эгосагов к Геллеспонту, ласково обошелся с лампсакиянами, александрийцами и илионянами 242, потому что они оставались верными ему, ивозвратился с войском в Пергам.

3.                 С наступлением весны Антиох и Птолемей, когда вооружения были кончены, готовились решить свою распрю сражением. Итак, Птолемей выступил из Александрии с семьюдесятью тысячами пехоты, пятью тысячами конницы и семьюдесятью тремя слонами. При известии о наступлении Птолемея Антиох стянул свои войска. Это были даи, кармании 243 , киликияне, вооруженные по способу легких войск, до пяти тысяч человек; попечение о них и командование над ними поручены македонянину Биттаку. Под начальством этолийца Теодота, того самого, который изменил Птолемею, поставлены были отборные воины из всего царства, вооруженные по-македонски, числом десять тысяч; большинство их имели серебряные щиты 244 . Численность фаланги доходила до двадцати тысяч человек, а во главе ее стояли Никарх и Теодот, по прозванию Гемиолий. Кроме того, были у Птолемея агрианы, персы, стрелки из луков и пращники, две тысячи человек; с ними тысяча фракиян под начальством алабандца 245 Менедема. Были также мидяне, киссии 246, кадусии, карманы, всего до пяти тысяч человек, командо

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector