ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 341

запной остановки смыкание в отряды, эскадроны и полки44; должны уметь наконец строиться в линию на каждом из флангов посредством ли перемещения рядов45 в линию, или обходного движения слева. Образование боевой ломаной линии46 на флангах не требовало, по его мнению, особых упражнений, так как оно ничем почти не отличается от обыкновенного походного строя. Далее, нужно было обучить воинов всем движениям, какие требуются при наступлении на врага с фронта и при отступлении, дабы воины умели сохранять при всей быстроте нападения целость боевой линии и построение рядами, а также чтобы отряды удерживались на известном расстоянии один от другого; ибо, полагал Филопемен, нет ничего опаснее и гибельнее для конницы, как идти в дело расстроенными отрядами. Когда солдаты и начальники47 их были обучены, Филопемен снова обходил города и наблюдал, во-первых, за тем, чтобы солдаты подчинялись своим начальникам, во-вторых, чтобы и начальники отдавали точные и правильные приказания. Он был убежден, что для успеха войны нужнее всего искусство начальников отдельных частей.

24. Покончив таким образом с подготовительными упражнениями, Филопемен стянул конницу из различных городов в одно место, велел исполнить все эти движения по его указаниям и самолично распоряжался примерным сражением; при этом Филопемен не занимал места впереди всего войска, как поступают теперешние начальники, воображающие, что вождю подобает находиться впереди всех. На самом деле ничего нет безрассуднее и опаснее для дела, как если начальник не видит никого из подчиненных, хотя бы все видели его. В примерных сражениях начальник конницы обязан выказать не солдатскую храбрость, но опытность и дарования вождя и потому должен появляться то в первых рядах, то в последних, то в центре. Так именно и поступал Филопемен, когда на коне объезжал войска и наблюдал за всеми, а замечая где-либо неуверенность в действиях, давал дополнительные пояснения и тут же исправлял всякую ошибку. Ошибки бывали редкие и незначительные благодаря предварительной подготовке воинов по отрядам. Тому же самому Деметрий Фалерский учил на письме48 в следующих выражениях: «Как при постройке дома необходимо со всею тщательностью класть кирпич за кирпичом и один ряд за другим, так точно и в войске старательное обучение отдельных воинов и отдельных отрядовдаетсилу целому войску» (Сокращение).

1.                Война этолян и римлян с Филопеменом. …Происходящее теперь очень похоже на то, как бывает при распределении сил на поле брани28. Так, обыкновенно начинают дело и гибнут в самом начале легкие, наиболее подвижные отряды, тогда как честь победы приписывается фаланге и тяжеловооруженным воинам. Подобно этому начинают теперь войну этоляне и союзные с ними пелопоннесцы, тогда как римляне в положении фаланги прикрывают их. В случае поражения этолян и истребления их римляне имеют возможность отступить и выйти из войны невредимыми; в случае победы этолян, чего да не допустят боги, римляне покорят своей власти как победителей, так и прочих эллинов (Сокращение).

2.                …Всякий союз с государством, в котором властвует народ, должен быть скреплен еще тесной дружбой, потому что толпе свойственно непостоянство (там же).

2.                 Филипп в Аргосе. …Царь македонян Филипп по окончании немейского празднества возвратился снова в Аргос, снял с себя царский венец и пурпурную одежду, дабы по виду приравнять себя к народу, показаться человеком добродушным и простым50. Но насколько проще была надетая на царя одежда, настолько обширнее и неограниченнее была присвоенная им власть. Филипп не довольствовался уже тем, что соблазнял вдов и прелюбодействовал с замужними женщинами; он открыто посылал за всякою женщиною, какая только приглянулась ему, и если та не являлась немедленно на его зов, он в сопровождении буйной толпы врывался в дом и там оскорблял женщину. Сыновей одних и мужей других женщин он вызывал к себе под ничтожными предлогами, запугивал их и подвергал тяжким обидам и насилию51. Ахеянам, особенно честным людям, тяжело было видеть, как он злоупотреблял своею властью в бытность в Аргосе. Однако, будучи теснимы со всех сторон войною, они вынуждены были терпеть и сносить чудовищные обиды  (… )  Можно сказать, ни один из прежних царей не обладал в такой мере, как Филипп, ни достоинствами, ни пороками. И мне кажется, природа наделила его добрыми качествами, а пороки явились потом с возрастом, как бывает иногда с состарившимися лошадьми. Подобные рассуждения мы не помещаем в предисловиях, как поступают прочие историки, но высказываемся о царях и замечательных людях по мере изложения событий, каждый раз сопровождая эти последние соответствующим суждением. Такой способ оценки характеров кажется нам более удобным и для писателя, и для читателей (О добродетелях и пороках).

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector