ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 346

Вслед за тем он рассказал о неправдах и обидах, испытанных им от карфагенян. При этом он просил, чтобы Публий сам рассудил его дело с тем, что, если слова его окажутся клеветою на карфагенян, считать это верным признаком того, что он, Андобал, не сумеет остаться верным союзником и римлян: если же, напротив, он вынужден был изменить расположению к карфагенянам многочисленными испытанными от них неправдами, то Публий может быть уверен, что теперь с переходом к римлянам он нерушимосохранит дружбу с ними.

1.                Довольно долго еще говорил Андобал в этом смысле. Когда он кончил, Публий в ответ ему сказал, что верит его словам и что наглость карфагенян ему хорошо известна по тем бесчинствам, какие они совершали над прочими иберами, в особенности над женами их и дочерьми; теперь он получил этих женщин не как заложниц, но как военнопленных и рабынь, и однако печется о них ничуть не меньше, чем пеклись бы их родители. Андобал, и его спутники подтвердили справедливость сказанного, пали перед ним на колени и называли его царем; присутствовавшие римляне обратили на это внимание71, а Публий смутился и просил успокоиться, «ибо римляне», сказал он, «отнесутся к ним с большим участием». Тут же Публий собственноручно возвратил иберам дочерей их, а на следующий день заключил с ними договор. Договором иберы прежде всего обязывались следовать всюду за начальниками римлян и исполнять их приказания. По заключении договора Андобал и друзья его возвратились в свои стоянки и с войском пришли опять к Публию, расположились в одном лагере с римлянами и потом вместе выступили в поход на Гасдрубала.

2.                Случилось так, что военачальник карфагенян находился в это время в окрестностях Касталона72 подле города Бекул невдалеке от серебряных рудников. По получении известий о прибытии римлян Гасдрубал переместил свою стоянку, причем сзади она ограждена была рекою, а впереди нее расстилалась равнина, защищенная цепью холмов73. Цепь была настолько высока, что прикрывала лагерь, и достаточно длинна для того, чтобы на ней выстроить войска к бою. В этом месте Гасдрубал держался, постоянно высылая передовые отряды на самые высоты. Приблизившись к карфагенянам, Публий желал было сразиться с врагом, но увидел, что местность прекрасно защищает противника, и колебался. Так он прождал два дня; наконец опасаясь, как бы не соединились с Гасдрубалом войска Магона и Гескона и как бы неприятель незапер его со всех сторон, решился дать сражение и вызвать неприятеля на бой.

2.                 Все войско Публий держал наготове в лагере и послал вперед только метателей дротиков и пехоту экстраординариев с приказанием взойти на высоты и напасть на передовые неприятельские посты. Солдаты охотно исполнили приказание, а вождь карфагенян первое время выжидал исхода стычки; но видя, с какою отвагою римляне теснят и одолевают его солдат, он повел свое войско вперед и, полагаясь на сильное местоположение, выстроил его вдоль высот. Тогда Публий двинул против неприятеля все легкие отряды и приказал им идти на помощь сражающимся, а сам с половиною остального войска обошел высоты с левой стороны от неприятеля и ударил на карфагенян; другую половину он предоставил в распоряжение Лелия и приказал ему точно так же идти на неприятеля с правого фланга. Теперь Гасдрубал вывел из лагеря все войско. До этого времени он оставался на месте в том убеждении, что достаточно защищен самым местоположением и что неприятель не отважится напасть на него. Таким образом, нападение последовало неожиданно, и он не успел построиться к бою. Тем временем римляне не производили наступления с флангов, прежде чем неприятель занял эти места, и не только беспрепятственно взошли на высоты, но и наступали на карфагенян, пока те строились еще к битве и направлялись к своим местам. Тех из карфагенян, которые нападали с боков, римляне убивали, других, еле успевавших обернуться и стать в боевой порядок, обращали в бегство. Как только Гасдрубал увидел, что войска его подаются и приходят в расстройство, он согласно первоначальному плану отказался от решительной битвы, собрал казну, слонов, взял с собою, сколько мог, бегущих воинов и отступил вдоль реки Тага к пиренейским перевалам и к живущим здесь галатам74. Что касается Публия, то он не находил выгодным для себя гнаться тотчас за Гасдрубалом, ибо опасался нападения прочих карфагенских вождей, и отдал неприятельский лагерь солдатам на разграбление.

3.                 На следующий день Публий собрал в одно место всех военнопленных, в числе коих было около десяти тысяч пехоты и больше двух тысяч конницы, и сделал относящиеся к ним распоряжения. Между тем все иберы названных выше местностей, какие были тогда в союзе с римлянами, явились к Публию с целью отдаться под покровительство римлян и в переговорах величали Публия царем75. Начало этому положил Эдекон, он же первый пал ниц перед Публием, за ним последовал Андобал с братом. Раньше такое обращение прошло не замеченным для Публия; но когда после сражения все иберы стали величать его царем, он вынужден был обра

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector