ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 347

тить на это внимание и, собрав иберов, объявил, что хотя и желал бы казаться для всех и быть на самом деле человеком с царскою душой, но не желает ни быть царем, ни именоваться таковым, и посоветовал называть его военачальником. Разумеется, и за это уже по всей справедливости можно было бы дивиться благородству этого человека. В юном возрасте он был превознесен судьбою на такую высоту, что все покоренные народы сами собою пришли к одинаковому решению называть его царем; невзирая на это, он совладал с собою и отверг почетное выражение восторга. Но изумление наше перед необычайным величием души этого человека станет еще больше, когда мы взглянем на последнее время его жизни: кроме замирения Иберии он сокрушил могущество карфагенян, покорив власти родного города наибольшую и самую лучшую часть Ливии от жертвенников Филена до Геракловых Столбов, покорил Азию и царей Сирии, подчинил римлянам благодатнейшую и обширнейшую часть мира, при этом имел случай присвоить себе царскую власть, в какой бы стране ни задумал и ни пожелал. Не то, что человек, само божество, если можно так выразиться, возомнило бы о себе сверх меры в таком счастии. Но Публий благородством души настолько превосходил всех людей, что отклонил от себя высшее благо, какого только люди могут просить у богов, именно царскую власть, хотя судьба много раз давала ему благо это в руки; выше собственного почетного и завидного положения он ставил отечество и долг перед ним.

Вслед за тем Публий отделил иберов из числа военнопленных и без выкупа отпустил всех их по домам76. Что касается лошадей, то он велел отобрать триста и подарил их Андобалу, а остальных роздал тем, кто не имел еще лошади. После этого он занял лагерь карфагенян, отличавшийся выгодным местоположением, и оставляя в нем в ожидании отставших карфагенских вождей: в то же время к пиренейским перевалам он послал отряд для наблюдения за Гасдрубалом. Тем временем наступала зима, и Публий с войском возвратился в Тарракон на зимнюю стоянку (Сокращение).

1.                 Филипп против этолян. …Этоляне77 сильно ободрились по прибытии римлян и царя Аттала, на всех врагов своих наводили ужас и теснили их на суше, тогда как Аттал и Публий * действовали на море. Вот почему ахеяне явились к Филиппу с просьбою о помощи в страхе не только перед этолянами, но и перед Маханидом78, который расположился с войском на границах Арголиды. Точно так же беотяне, страшась неприятельского флота, просили у Филиппа вождя и вспомогательного войска; настоятельнее всех просили у него помощи против неприятеля жители Эвбеи. С подобною просьбою обращались и акарнаны; было, наконец, посольство и от эпиротов. В то же время пришло известие, что Скердилаид и Плеврат собираются с войском в поход, что пограничные с Македонией фракийцы, и в особенности меды79, намерены вторгнуться в Македонию, лишь только царь удалится из своих владений хоть на небольшое расстояние. Этоляне захватили фермопильскую теснину и укрепили ее рвами, окопами и сильным гарнизоном в надежде запереть Филиппа и помешать ему прийти на помощь союзникам по сю сторону Пил. Мне кажется, следует отмечать подобные трудные положения и привлекать к ним внимание читателя, так как на них лучше всего испытываются телесные и духовные силы80 вождей. Как сила и ловкость животного на охоте проявляются очевиднее всего в то время, когда опасность угрожает ему со всех сторон, так точно бывает и с вождями. Лучшее доказательство тому дал теперь Филипп. Он отпустил все посольства с обещанием сделать каждому из них все, что позволят обстоятельства, весь отдался войне и думал лишь о том, куда и противкого ранее направить оружие.

2.                 В это время Филипп получил известие, что войска Аттала переправились в Европу, бросили якорь в пепарефской гавани81 и завладели окрестностями города; сюда для защиты города он послал часть войска. В Фокиду и Беотию царь отправил достаточно сильное войско с Полифантом во главе, в Халкиду и прочие части Эвбеи послал Мениппа с тысячею пелтастов и пятьюстами агреианов, а сам направился к Скотусе82 и отдал приказ македонянам встретить его в этом городе. По получении известия о том, что Аттал направился морем к Никее83 и что правители этолян84 собираются в Гераклею85 для совещания о делах, Филипп снялся с войском от Скотусы и со всею поспешностью устремился к Гераклее, чтобы предупредить этолян, навести страх на них и тем расстроить собрание. Но совещание кончилось до прибытия Филиппа, который частью уничтожил, частью захватил с собою хлеб жителей побережья Энианского залива86 и возвратился в Скотусу. Здесь он оставил главную часть войска, а с легковооруженными и с царской конницей направился в Деметриаду и там спокойно выжидал, что предпримет неприятель. Дабы что-либо не ускользнуло от него, Филипп послал приказание пепарефя

* Публий Сульпиций Гальба, проконсул.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector