ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 435

1.                Сношения Антиоха с эпиротами и элейцами. …Пока Антиох держался в Халкиде, к нему в начале зимы3 явились посольства Харопа от эпирского народа и Каллистрата от элейцев. Эпироты убеждали царя не вовлекать их преждевременно в войну с римлянами во внимание к тому, что земля их со стороны Италии лежит впереди всей Эллады. Если царь, продолжали они, собственными силами в состоянии прикрыть Эпир и сделать его неуязвимым, они откроют ему свои города и гавани; если же в настоящее время он считает свои силы для этого недостаточными, то да простит он эпиротам их страх перед войною с римлянами.

2.                …Что касается элейцев, то они просили прислать в их город вспомогательный отряд, ибо ахеяне постановили идти на них войною, и они со страхом ожидали их нападения. Эпиротам царь отвечал, что пришлет к ним послов для переговоров об общих выгодах обеих сторон, а к элейцам отрядил тысячу человек пехоты подначальством критянина Эвфана (там же).

2.                 Порча нравов в Беотии. …Уже с давнего времени беотяне4 находились в состоянии упадка в противоположность более далекому прошлому, когда государство их процветало и славилось. Так, беотяне времен сражения при Левктрах стяжали себе и громкую славу, и могущество, а в ближайшее к тому время, при союзном стратеге Амеокрите, они почему-то начали утрачивать оба приобретения. С этой поры, впрочем, они не только утратили приобретенные блага, но усвоили себе поведение, совсем не похожее на прежнее, и делали все, что от них зависело, для того, чтобы омрачить былую славу. Так, когда ахеяне побуждали их к войне с этолянами, беотяне, разделяя настроение ахеян и заключив союз с ними, тогда же начали войну против этолян5. Этоляне с войском вторглись в Беотию, а беотяне, не дождавшись прибытия ахеян, которые были уже в сборе и готовились помочь им, дали сражение этолянам, но были разбиты и со времени этой битвы так упали духом, что не отваживались более на борьбу, как бы ни была она почетна; воздерживались от участия общими силами в каком бы то ни было предприятии или битве эллинов, и, отдаваясь обжорству и попойкам6, пали, расстроив и тело свое, и душу. 5. Вот главные примеры их безрассудства: немедленно после упомянутого выше поражения они покинули ахеян и примкнули к этолийскому народу. Когда по прошествии некоторого времени этоляне подняли войну против Деметрия, отца Филиппа, беотяне покинули этолян; но как только Деметрий явился с войском в Беотию, они отдали себя в полное распоряжение македонян, даже не пытаясь бороться с ними. Однако слабая искра прежней доблести держалась еще в беотянах, и некоторые из них оскорблялись зависимостью от македонян и подчинением им во всем. Следствием этого была жестокая распря между недовольными Македонией, с одной стороны, и предками Брахилла, Аскондом и Неоном, преданнейшими в то время друзьями Македонии, — с другой. Борьба кончилась торжеством Асконда при следующих обстоятельствах: Антигон *, опекун Филиппа по смерти Деметрия, шел морем по какимто делам у берегов Беотии, но близ Ларимны7 застигнут был отливом, и корабли его неожиданно очутились на суше. В это время носились слухи, что Антигон замышляет вторжение в Беотию. Неон, тогдашний гиппарх беотян, со всей беотийской конницей объезжал страну, наблюдая за безопасностью ее обитателей, и на пути подошел к Антигону и его отряду, которые решительно не знали, как им выйти из беды. Хотя и было во власти Неона причинить тяжкий урон македонянам, но он, вопреки ожиданию самих македонян, предпочел пощадить их. Все беотяне одобряли такой образ действий; одни фиванцы остались недовольны исходом. Что касается Антигона, то вскоре с наступлением прилива он освободил свои корабли от груза и с чувством большой благодарности к Неону за то, что тот не воспользовался случаем для нападения, продолжал задуманный путь в Азию. Вот почему впоследствии, когда царь одержал победу над спартанцем Клеоменом и достиг власти над Лакедемоном, сделан был начальником Спарты Брахилл в благодарность за услугу, оказанную Антигону отцом его, Неоном; по этой же причине род Брахилла быстро возвысился. Впрочем, царские милости к беотянам на этом не остановились: и сам Антигон, и Филипп не переставали поддерживать своих друзей деньгами и продовольствием; вскоре они сломили враждебную им партию в Фивах и обратили всех фиванцев на сторону Македонии за весьма немногими исключениями. Так возникли дружественные связи Неоновадома смакедонскими царями, так начало возрастать его благосостояние.

6. Политический упадок Беотии. Государство беотян было окончательно расстроено, и у них в течение чуть не двадцати пяти лет не было постановлено ни одного приговора ни по частным жалобам, ни по государственным делам. Должностные лица посылали граждан то на службу в укреплениях, то в походы, требовавшие участия всего населения, и тем постоянно задерживали отправление правосудия. Кроме того, иные из союзных стратегов выдавали бед

* Антигон Досон.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector