ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 441

шительности и отваге, а когда Павсистрата постигла неудача, родосцы немедленно усвоили себе противоположное правило (Свида, О добродетелях и пороках).

1.                 Движение римских сухопутных войск к Геллеспонту. …В это время на Самос пришло письмо к Луцию19 * и Эвмену от Луция, облеченного консульскою властью, и от Публия Сципиона **; в письме сообщалось об условиях перемирия с этолянами и о движении сухопутных войск римлян к Геллеспонту. Уведомление о том же получили от этолян Антиох и Селевк (О посольствах).

2.                 Союз Эвмена с ахеянами. Диофан. …Равным образом в Элладе прибыло посольство в Ахаю от царя Эвмена для заключения союза. Будучи созваны в народное собрание, ахеяне большинством голосов утвердили союз с царем и отправили военный отряд20 под начальством мегалопольцаДиофана: тысячу человек пехоты и сотню конницы (там же).

… Мегалополец Диофан был в военном деле весьма искусен, потому что в многолетних войнах мегалопольцев с соседом их Набисом он все время служил под командою Филопемена и с военным делом познакомился основательно21. Сверх того он был мощного сложения и имел грозный вид. Важнее всего, однако, то, что Диофан был отличный воин и превосходно владел оружием (О добродетелях и пороках).

1.                 Попытки Антиоха кончить войну миром. …Царь Антиох вторгнулся в Пергам, но, узнав о прибытии Эвмена царя и увидев, что на него идут не только морские силы, но и сухопутные, решил начать переговоры о мире единовременно с римлянами, Эвменом и с родосцами22. Снявшись со всем своим войском, он подошел к Элее, занял холм насупротив города, поместил на нем пехоту, а конницу в числе шести тысяч с лишним поставил у самого города. Находясь в середине между войсками, Антиох отправил послов к Луцию в город *** для переговоров о мире. Римский военачальник пригласил родосцев и Эвмена и предложил им высказаться по настоящему делу. Эвдем и Памфилид были не против мира; царь же полагал, что при данных обстоятельствах мир не принесет им почета, да и невозможен. «Каким образом, — сказал он, — возможно почетное завершение войны, когда мы ведем переговоры о мире, запертые в стенах?» Да и вообще мир в настоящее время он находил невозможным. «В самом деле, возможно ли заключить окончательный договор, не дождавшись консула, без его на то согласия? Но даже помимо всего этого допустим, что некоторое подобие договора будет заключено с Антиохом; очевидно, что ни морские войска, ни сухопутные не могут возвратиться на родину раньше, чем народ и сенат утвердят достигнутое соглашение. И нам ничего другого не останется, как в ожидании этого решения проводить здесь зиму в бездействии, истощая денежные и продовольственные запасы наших собственных союзников. Потом, если бы сенату не угодно было заключить мир, пришлось бы войну начинать сызнова, упустив благоприятное время, когда мы питаем надежду с помощью богов довести все предприятие до конца».23 Так говорил Эвмен, Луций принял его совет и отвечал Антиоху, что до прибытия консула заключение мира невозможно. По получении такого ответа Антиох тотчас отдал приказ опустошить область элеян. После этого Селевк оставался на тех же местах, а Антиох немедленно начал набеги на окрестности и вторгся в так называемую равнину Фивы, где доставил своему войску в избытке всякого рода добычу24, ибо земля эта была плодородна и очень богата (О посольствах).

2.                 Письмо Сципионов к Прусию и союз Прусия с римлянами. …Из похода на Фивы царь пришел в Сарды25 и отсюда не переставал посылать послов к Прусию с предложением войти в союз с ним. Раньше Прусий готов был соединиться с Антиохом, ибо пребывал в сильном страхе26, что римляне идут в Азию для ниспровержения всех тамошних владык. Однако получив от братьев Луция и Публия письмо, он по прочтении его успокоился и с меньшей тревогой думал о будущем. Публий и брат его старались убедительными и многочисленными доводами, изложенными в письме, вселить доверие к ним; в защиту образа действий не своего только, но и государства римского вообще, они напоминали, что римляне ни единого из наследственных27 царей не лишали власти; напротив, сами восстановили еще нескольких владык, других превознесли и пределы могущества их распространили. В ряду этих имен они называли Андобала и Колихапта в Иберии, Масанассу в Ливии, Плеврата в Иллирии; всех их, писали Луций и Публий, римляне, как всякому известно, возвели в царей из слабых, малозначащих правителей. Точно так же в Элладе поступили они с Филиппом и Набисом: Филиппа они победили в войне и принудили его выдать заложников и уплатить дань, но затем, лишь только по

* Луций Эмилий Регилл. ** Братья Сципионы: Луций, консул, и Публий, легат при нем. *** Элею.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector