ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 460

принять его мнение. Но когда Филопемен и Ликорт, затем и Архон подробно и всесторонне доказали, что дела Спарты устроены не только правильно, но и с наибольшей выгодой для самих лакедемонян и что невозможно изменить что-либо в существующих отношениях, не нарушая божеских и человеческих законов, собрание постановило сохранить в силе существующий порядок, и в этом смысле отвечать легату. Узнав о таком решении властей, Цецилий потребовал созвания народного собрания. Но власти ахеян предложили ему показать полномочия, которые по настоящему делу даны ему от сената, а когда Цецилий ничего на это не сказал, они отказались созвать ради него народное собрание, ибо, — говорили они, — законы не дозволяют созывать народное собрание, если желающий не предъявит письменного полномочия от сената с наименованием дел, ради которых собрание должно быть созвано. Решительный отказ исполнить его требование сильно раздражил Цецилия, так что он не захотел дожидаться ответа союзных властей и удалился без него. Что касается ахеян, то они Аристена и Диофана считали виновниками прежнего посещения их Марком Фульвием27 и нынешнего Цецилием, которых они будто призвали на помощь себе против ненавистного им Филопемена. На этих людей падало подозрение народа. Вот каково было положение Пелопоннеса в это время (О посольствах).

1.                 Филопемен и Архон. …В одном из разговоров Филопемен разошелся в мнении с Архоном, тогдашним стратегом. Правда, Филопемен потом думал иначе, согласно с Архоном, и рассыпался в похвалах ему за то, что тот сумел ловко и хитро29 воспользоваться обстоятельствами. И тогда, когда слышал разговор их, я не сочувствовал Филопемену, в похвалах которого содержалось порицание, не одобрял его и после, когда сделался старше годами. По-моему, большая разница в поведении ловкого человека и коварного, как различаются коварство и ловкость: тогда как одно из этих свойств представляет, можно сказать, величайшее достоинство, другое есть порок. Ныне замечается повсюду смешение понятий, и потому поименованные выше качества, как ни мало общего между ними, одинаково пользуются у людей уважением и поощряются (Сокращение ватиканское).

2.                 Послы Филиппа, Спарты, ахеян в римском сенате. …После того как Цецилий и товарищи его возвратились из Эллады и доложили сенату о делах в Македонии и Пелопоннесе, в сенат введены были явившиеся из этих стран послы. Первыми вошли послы от Филиппа и Эвмена, за ними изгнанники из Эна и Маронеи, и так как эти последние заявляли здесь те же жалобы, с какими марониты обращались в Фессалонике к Цецилию, то сенат постановил отправить вторично новых послов к Филиппу, которые прежде всего должны были узнать, очистил ли он города Перребии согласно требованию Цецилия, далее настоять на том, чтобы Филипп удалил свои гарнизоны из Эна и Маронеи и вообще очистил бы береговые укрепления Фракии, тамошние поселения и города. За этими послами приглашены были те, что явились от Пелопоннеса. Дело в том, что ахеяне поручили выбранному в послы сикионцу Аполлониду с товарищами объяснить, почему Цецилий не получил ответа, а также доставить сенату сведения о положении дел в Лакедемоне. Из Спарты прибыли в Рим послами Арей и Алкивиад30; они принадлежали к числу старых изгнанников, и незадолго перед тем возвращены были на родину Филопеменом и ахеянами. Ахеян больше всего раздражало то обстоятельство, что изгнанники, столь еще недавно облагодетельствованные, явили себя неблагодарными и против народа, который вопреки их собственному ожиданию спас их и возвратил на родину, выступили послами и обвинителями. 16. Оба посольства одно перед другим31 защищали свое дело перед сенатом, причем сикионец Аполлонид доказывал, что немыслимо было бы лучше устроить дела Спарты, как они устроены теперь ахеянами и Филопеменом; Арей и Алкивиад старались доказать противное. Так, они прежде всего утверждали, что насильственным удалением войска32 из Спарты подорвано могущество города, и лакедемонянам оставлено государство бессильное и несвободное; бессильное, потому что число спартанцев ничтожно, и к тому же стены городские разрушены; несвободное, потому что они не только повинуются союзным решениям ахеян, но и в частной жизни обязаны подчиняться предержащим властям союза. В ответ на жалобы сенат определил и это дело поручить тем же легатам и выбрал посольство для Эллады с Аппием Клавдием во главе.

Точно так же послы от ахеян защищали в сенате перед Цецилием действия союзных властей, утверждая, что никакой обиды ему учинено не было и что они не заслуживают укоризны за отказ созвать народное собрание. У ахеян, говорили они, есть закон, дозволяющий созывать народ в собрание только для решения вопросов о союзе или войне или в тех случаях, когда доставлено предписание о том от сената33. Посему союзные власти, как и следовало ожидать, решили созвать ахеян в собрание, но существующие законы помешали им исполнить

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector