ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 464

всего македонского дома8. Ибо обращением милостей на Деметрия сенат преисполнил юношу высокомерием, а в то же время сильно оскорблял Персея и Филиппа, которые видели, что не себе, а Деметрию обязаны снисходительностью римлян. К тому же Тит9 пригласил юношу к себе на тайное совещание, что приводило к тем же последствиям. Юноше Тит внушал мысль, что римляне очень скоро помогут ему в достижении царской власти, а Филиппа и его сторонников раздражал письменным предложением немедленно послать Деметрия обратно в Рим в сопровождении возможно большего числа пригоднейших друзей. Персей немного спустя воспользовался этим обстоятельством * и убедил отца дать согласие на умерщвление10 Деметрия. В дальнейшей части сочинениямы расскажем обэтом подробно **.

1.                 Послы от лакедемонян в сенате. Засим приглашены были послы от лакедемонян. Их было четыре группы, именно: Лисий с товарищами явился послом от имени старых изгнанников с требованием, чтобы им отдано было все имущество, которым они владели первоначально, до изгнания. Группа Арея и Алкивиада довольствовалась обратным получением доли имущества на один талант с тем, чтобы остальное было роздано достойным гражданам. Посол Серипп ходатайствовал о восстановлении у них того устройства, которое они имели, когда были в союзе ахеян11. От имени граждан, осужденных на казнь или изгнанных по определению ахеян12, явился Херон с товарищами просить о возвращении их в родной город и о восстановлении в правах гражданства  (… )  они обращались к ахеянам с подобающими речами. Сенат не имел возможности уладить распрю во всех подробностях, посему выбрал трех граждан, и раньше уже по этим делам ходивших послами в Пелопоннес; то были Тит, Цецилий и Аппий13 *** . Долго еще говорили в их присутствии, пока не было единогласно решено возвратить изгнанников и приговоренных к смерти, а городу оставаться в союзе с ахеянами. Но по вопросу об имуществах, о том именно, обязательно ли для каждого изгнанника довольствоваться долею своего имущества на один талант, согласия не последовало.  (… )  В предупреждение новых пререканий по всем этим предметам участники переговоров записали условия соглашения и все записи скрепили собственными печатями. С целью привлечь к договору и ахеян Тит и прочие уполномоченные вызвали к себе Ксенарха14 с товарищами. В это время Ксенарх был во главе посольства от ахеян частью для возобновления союза, частью для того, чтобы давать отпор наговорам лакедемонян. Когда ахейским послам задали неожиданный вопрос, одобряют ли они состоявшийся договор, послы почувствовали себя в большом затруднении. Хотя они и не одобряли возвращения изгнанников и приговоренных к смерти, так как мера эта противоречила постановлению ахеян, начертанному на столбе, но в общем они не возражали, ибо по силе договора город лакедемонян должен оставаться в союзе ахеян. Наконец послы среди колебаний и под страхом римлян приложили и свою печать к записи. Сенат выбрал легатом Квинта Марция и отправил его для устроения Македонии и Пелопоннеса (О посольствах).

2.                 Динократ мессенец в Риме. …Мессенец Динократ15, когда в звании посла явился в Рим, был очень обрадован тем, что сенат назначил Тита16 послом к Прусию и Селевку. За время войны с лакедемонянами17 они сблизились между собою, и Динократ был того убеждения, что по прибытии в Элладу Тит по дружбе к нему и из вражды к Филопемену устроит дела Мессении совершенно согласно с желаниями самого Динократа. Вот почему, оставляя в стороне все другие средства, Динократ неотступно держался Тита, на него одного возлагая все свои упования (там же).

…Не по воспитанию только, но и по природным свойствам мессенец Динократ был изворотлив и хороший воин; зато способности его к государственной деятельности были призрачны и поверхностны, хотя и в этом отношении по внешнему виду он был безукоризнен. В войне Динократ выдавался над всеми товарищами искусством и отвагой, и был знаменитым единоборцем; точно так же в общежитии он был любезен и находчив в речах, вежлив и обходителен в обращении, питал слабость к женщинам, в то же время был решительно не способен старательно обдумывать общественные или государственные дела и верно предугадывать будущее, надлежащим образом готовиться к действию и говорить перед народом. И теперь, накликая на отечество тяжкие бедствия, он оставался беззаботным, продолжал вести обычный образ жизни и, вовсе не помышляя о будущем, развратничал и бражничал с раннего утра18 или слушал певцов. Впрочем, Тит заставил его немного одуматься. Было это так: Тит видел, как Динократ на пирушке плясал в длинном платье19, и промолчал, а на другой день, когда тот при

* Разумеетсяписьмо кФилиппу. ** Рассказоб этом не сохранился. *** Тит Квинкций Фламинин, Квинт Цецилий Метелл, Аппий Клавдий Пульхер.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector