ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 468

1.                 Осуждение военных жестокостей. …Ни за что не стану я на сторону людей, до того ожесточающихся против себе подобных, что не только грабят у неприятеля собранные за год плоды, но еще истребляют его деревья, разрушают постройки, уничтожая всякую возможность раскаяния для неприятеля. Поступающие таким образом впадают, по-моему, в грубую ошибку. Если они рассчитывают запутать неприятеля разорением его страныи отнятиему него всяких средств к жизни не только в настоящем, но и в будущем, то в такой же мере они ожесточают людей и делают непримиримым врагом того, кто раз поднял на них оружие47 (Сокращение ватиканское).

2.                 Ликорт с войском в мессенском кремле. …Стратег ахеян Ликорт48 военными действиями навел ужас на мессенян. Долгое время до этого мессеняне бездействовали из страха перед властями; теперь в присутствии неприятеля они стали смелее, и некоторая часть мессенян заявила даже требование, чтобы отправлено было посольство для переговоров о мире. Динократ и сторонники его под гнетом обстоятельств не могли долее сопротивляться народу, уступили его требованию и сами укрылись по домам. Народ быстро последовал совету стариков искать примирения с ахеянами; еще больше подействовали на них послы из Беотии, Эпайнета и Аполлодора, которые пришли раньше по делу о мире и теперь весьма благовременно находились в Мессене. Мессеняне выбрали послов и через них обратились с просьбой к ахеянам простить им вину. Стратег ахеян пригласил прочих должностных лиц, выслушал явившихся послов и сказал, что мир с народом ахейским может быть заключен мессенянами единственно под условием, если тотчас выданы будут виновники возмущения и смерти Филопемена; все дальнейшее должно быть предоставлено на усмотрение ахеян, теперь же должен быть пропущен в кремль ахейский гарнизон. Когда эти требования были сообщены народу, большинство, настроенное враждебно против виновников войны, готово было схватить их и выдать; другие соглашались предоставить решение участи Мессении ахеянам в том убеждении, что от ахеян никакой беды им не будет. Выбирать при тогдашнем положении было не из чего, — это самое главное, — и мессеняне единогласно приняли предложение Ликорта. Немедленно стратег ахеян занял кремль и ввел в него своих пелтастов, вслед за сим в сопровождении отборных воинов он перешел из стоянки в город, созвал народ и обратился к нему с подобающею речью, при этом обещал, что им не придется каяться в оказанном ему доверии. Окончательное решение дела он передал ахейскому народу: как нарочно, случилось так, что ахеяне к этому времени были созваны на второе собрание в Мегалополь. Что касается виновных в недавней насильственной смерти Филопемена, то он велел всем им тут же лишитьсебя жизни49 (О посольствах).

3.                 Мессения снова в ахейском союзе. …По собственной вине мессеняне попали в безвыходное положение; но великодушием Ликорта и ахеян они были снова приняты в союз. В это же время Абия50, Фурия и Фары отделились от Мессены, и каждое из поселений, водрузив собственный договорный столб, вошло самостоятельно в состав союза. Как скоро римляне узнали, что ахеянам удалось счастливо уладить дела в Мессене, дали тем же послам другой ответ с отменою объявленного прежде решения, именно: что римляне озабочены были тем, как бы кто-либо из Италии не доставлял в Мессену ни оружия, ни хлеба. Отсюда всем стало ясно, что римляне вовсе не намерены держаться в стороне даже от таких внешних дел, которые и не особенно близко касаются их; что, напротив, они будут ревниво следить за ними и досадовать каждый раз, если какое-нибудь дело обойдет их и если желания их в чем-либо останутся невыполненными. Возвращение Спарты в ахейский союз. Когда послы из Рима возвратились в Лакедемон с ответом сенаторов, стратег ахеян по окончании мессенского дела созвал народ в город сикионян и собравшимся ахеянам предложил на обсуждение вопрос о принятии Спарты в союз. При этом он объяснил, что римляне отклоняют от себя предоставленное им раньше решение участи этого города и указывают в своем ответе на то, что дела Лакедемона нисколько их не касаются, а нынешние руководители Спарты желают присоединения ее к союзу. Во внимание к этому стратег советовал принять город в союз. «Выгодно это, — говорил он, — в двух отношениях: во-первых, в союз будут приняты люди, доказавшие верность ему; вовторых, ахеянам не предстоит иметь соучастниками союза старых изгнанников, которые оказались столь неблагодарными и бесчестными; вместе с тем ахеяне по милости богов имеют возможность воздать должное изгнанникам, только подтвердив решение других людей, изгнавших их из города51. Такими и подобными доводами Ликорт склонил ахеян к принятию Спарты в союз. Однако Диофан и некоторые другие пытались отстоять изгнанников и убеждали ахеян не обижать их больше и в угоду немногим не давать своего одобрения людям, которые лишили изгнанников родины подло и противозаконно. 18. Вот что высказано было обеими сторонами. Ахеяне выслушали тех и других и постановили принять город; постановление было начертано

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector