ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 484

быть выданы им заложники: это и было главною целью собрания. Когда римляне покинули подмостки14, выступил с речью Проандр, желая напомнить об услугах, полученных от него римлянами, и пожаловаться на клеветников. В ответ на это Гай снова поднялся с места и, хотя отлично знал нерасположение Проандра к римлянам, подтвердил все им сказанное и благодарил его. После Гая говорил Ликиск15, не называя никого по имени, но намеками обвиняя многих. По его словам, римляне поступили мудро, препроводив в Рим вождей движения16, разумея при этом Эвполема и Никандра с товарищами; но соратники их и пособники, продолжал Ликиск, остаются еще в Этолии; их должна бы постигнуть та же участь, если они не отдадут детей своих римлянам в заложники. Ликиск, Архедам, Фоант, Панталеонт. Свое предложение Ликиск направлял главным образом против Архедама и Панталеонта. По удалении на место Ликиска выступил Панталеонт, в немногих словах обругал его, назвав бесстыдным и низким льстецом господ, засим напал на Фоанта, которого подозревал в клеветнических изветах: им верили тем скорее, думал Панталеонт, что, не видели, у него и Архедама никакой вражды к Фоанту. Он припомнил время войны с Антиохом и укорял Фоанта в неблагодарности, потому что по уговору он был выдан римлянам и неожиданно получил помилование благодаря ему и Никандру, ходившим тогда послами в Рим. Этим напоминанием Панталеонт сразу привел этолийцев в такое возбуждение, что они не только заглушили Фоанта криками, когда он попытался было говорить, но все как один кинулись на него с каменьями в руках. Тогда Гай обратился к этолийцам с немногословной укоризной за нападение на Фоанта и отсюда же вместе с товарищем отправился в Акарнанию, не говоря больше ни слова о заложниках; взаимные подозрения и смуты царили повсеместно в Этолии17.

5. Очередные римские уполномоченные в Акарнании. Две партии среди акарнанов. В Акарнании было созвано народное вече в Фурии18, на котором друзья римлян Эсхрион, Главк, Хремат убеждали Гая и Гнея занять Акарнанию гарнизонами. Ибо, говорили они, есть между акарнанами люди, которые тянут народ в сторону Персея и македонян. Противоположный совет давал уполномоченным Диоген: не подобает, говорил он, ни и один из городов вводить гарнизон, ибо мера эта применяется к народам, которые воевали против римлян и были побеждены ими. Ничего подобного с акарнанами не было, и потому было бы большою несправедливостью ставить гарнизон в какой-либо из их городов; Хремат, Главк и Эсхрион, продолжал Диоген, надеются изветами на противников утвердить собственную власть и готовы для поддержания своих властолюбивых замыслов ввести гарнизоны в города акарнанов. Из слов Диогена Гай и Гней заключили, что гарнизоны были бы неугодны народной массе и, желая сообразоваться с настроением собрания19, последовали совету Диогена, благодарили его, а засим направились обратно в Ларису к проконсулу20 (О посольствах).

6.21 Собрание именитых ахейцев. Мнение относительно римлян. Архон, Полибий. …Ахейцы решили, что посольство римлян требует тщательного обсуждения. Они поэтому пригласили граждан, действовавших вообще согласно с ними, — это были мегалопольцы Аркесилай и Аристон, тритеец Стратий, патрянин Ксенон, сикионец Аполлонид, — и занялись обсуждением тогдашних событий. Итак, Ликорт оставался при первоначальном мнении: не помогать ни в чем ни Персею, ни римлянам, равным образом и не враждовать ни с одною из сторон. Прозревая непомерное могущество будущего победителя, он полагал, что содействовать тому или другому из воюющих грозило бы гибелью всем эллинам; но и противодействовать казалось опасным, потому что и раньше уже в устроении союзных дел они приходили в столкновение со многими из именитейших римлян22  (… )  Аполлонид и Стратий советовали не враждовать с римлянами открыто, но прибавляли, что необходимо сдерживать и тех граждан, которые пресмыкаются23 перед римлянами и ценою общего блага снискивают себе почести у них, действуя вопреки законам и общим выгодам, и оказывать им мужественное сопротивление. Со своей стороны Архон настаивал на том, что следует приноровляться к обстоятельствам, не подавать повода врагам клеветать на них и самим не навлекать на себя участи Никандра и его товарищей: еще прежде, чем испытать могущество римлян, они попали в бедственное положение24. К этому мнению присоединились Полиен, Аркесилай, Аристон, Ксенон, почему решено было тут же провести Архона на должность союзного стратега, а Полибия в начальники союзной конницы25.

7. Просьба Аттала к ахейцам о восстановлении почестей Эвмену. Случилось так, что вскоре после этого Аттал обратился с переговорами к Архону и его единомышленникам, как раз в такое время, когда у них принято уже было решение действовать заодно с римлянами и их друзьями, и к переговорам с Атталом они поэтому были приготовлены. Вот почему ахейские власти охотно откликнулись на предложение Аттала и обещали ему свое содействие. Ко

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector