ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 493

нами; послы должны были убедить критян в необходимости зорко следить за обстоятельствами и положением дел, действовать заодно с родосским народом, иметь одинаковых с ним врагов и друзей; послам было поручено также при посещении отдельных городов обращаться к населению их стеми же увещаниями (О посольствах).

11. Раздоры в среде родосцев. Перевес македонской партии. …Когда на Родос прибыли послы31 от Генфия с Парменионом и Морком во главе и с ними вместе Метродор, и когда был созван народ, собрание было очень бурное, ибо Дамон и его единомышленники не стеснялись более выражать открыто свое сочувствие Персею, тогда как Теэтета и друзей его удручали последние события. Появление членов, большое число павших в битве всадников32 и поворот в поведении Генфия смущали их. В согласии с вышесказанным был исход народного собрания, именно: родосцы постановили дать дружественный ответ обоим царям *: уведомить, что ими решено стараться о примирении воюющих и просить самих царей быть сговорчивыми. И послы Генфия были приглашены к общественному столу и приняты с большим радушием (там же).

1.                 Рассуждения автора о всеобщей и частной истории. …опять33 другие о сирийской войне, причина которой объяснена была нами подробно. Кто из писателей берется за предметы мелкие и несложные и желает стяжать себе имя и видимость историка не рассказом о самих событиях, но написанием большого числа книг, для того неизбежно придавать мелочам большую важность, короткие по содержанию известия приукрашать и распространять многословием, иные побочные случаи возводить в подвиги и события, величать битвами и правильными сражениями такие схватки, в которых пало десяток или около того пеших воинов и еще меньше конных. Невероятное многословие вносят они в описание осад, местностей и тому подобных предметов. Противоположными приемами пользуется писатель, составляющий всеобщую историю. Поэтому я не заслуживаю хулы за небрежность изложения, когда события, рассказанные у других пространно и с прикрасами, я или обхожу молчанием, или только коротко упоминаю. Нет, читатель пускай верит, что я каждому событию отвел в моей истории столько места, сколько ему подобает. Так, например, когда те историки во всем своем сочинении имеют дело только с осадой Фанотеи или Коронеи, или Але  (… ) 34 то чувствуют себя вынужденными подробно излагать все употребительные при осаде хитрости, вылазки и приступы, а также все положения воюющих сторон. Сверх этого они имеют обыкновение растягивать описания и в них вносить еще кое-что от себя, когда говорят о взятии Тарента, Коринфа, Сард, Газы, Бактр, а также об осаде Карфагена; напротив, они не совсем довольны, когда о подобных предметах мы даем не больше как правдивый, точный рассказ35. То же самое объяснение я предложил бы и по вопросу об описаниях правильных сражений, о речах в народных собраниях, равно как и о всех прочих частях истории. Мы заслуживаем того, чтобы читатели относились снисходительно ко всем нашим предшествующим сообщениям, равно как и к предстоящим, если36  (… )  окажется, что мыпользуемся не такими доказательствами, как теисторики, не такими приемами изложения и оборотами речи, а также в тех случаях, когда попадаются у нас ошибки в названиях гор или рек или в определениях местностей: во всем этом достаточным оправданием для нас служит обширность нашей истории, разве только уличили бы нас во лжи намеренной или корысти ради. Этого рода ошибки непростительны, в каковом смысле мы много раз уже высказывались в нашем сочинении (Сокращение ватиканское).

2.                 Бесчинства и жестокости Генфия. …Он же ** в двадцать девятой книге рассказывает, что царь иллирийский Генфий имел страсть к вину и через то предавался часто бесчинствам, пьянствуя непрерывно днем и ночью; что он лишил жизни брата своего Платора37, который собирался жениться на дочери Монуния, и сам женился на невесте убитого, и что с подданными обращалсяжестоко (Афиней).

3.                 Сципион Назика с войском проник в Македонию из Перребии. …Из числа присутствующих *** Сципион38 по прозванию Назика, зять Сципиона Африканского, впоследствии влиятельнейший член сената, вызвался39 первый командовать войском, когда нужно было обойти неприятеля. Вторым предложил свои услуги с большою готовностью Фабий Максим, старший сын Эмилия, тогда еще юноша. Обрадованный Эмилий предоставил в их распоряжение такое число войска, какое называет не Полибий, а сам Назика, его получивший, в письме об этих событиях к одному из царей (Плутарх).

* Персейи Генфий. ** Полибий. *** Навоенном совете Луция Эмилия Павла.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector