ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 503

1.                 Игры в Риме в честь победы над Генфием. …Луций Аниций, тоже римский военачальник, победитель иллирийцев, вел за собою пленного Генфия и детей его, а на играх, устроенных им в честь победы в Риме, дозволил себе забавнейшие шутки, как рассказывает Полибий в тридцатой книге, именно: он пригласил из Эллады знаменитейших артистов и, соорудив в цирке60 огромнейшие подмостки, вывел на них сначала всех флейтистов вместе. Это были беотиец Теодор Феопомп и лисимахиец Гермипп — все знаменитости. Он поставил их на передней части сцены вместе с хором и велел играть всем разом. Лишь только музыканты начали играть, сопровождая игру приличествующими движениями, Луций послал сказать, что играют они дурно, и лучше сделают, если затеют состязание друг с другом. Музыканты были в недоумении. Тогда один из ликторов показал, как они должны выйти друг на друга и устроить подобие битвы. Быстро сообразив, чего от них хотят, флейтисты дозволили себе вольные движения, отвечавшие обычно их распущенности, и тем произвели на сцене величайшую сумятицу. Средние части хоров они обратили против крайних, а сами под дикую разноголосицу флейт то сходились, то расходились. Под звуки музыки топали ногами хористы и, приводя в сотрясение сцену, неслись на своих противников и снова отступали, оборотив тыл. А когда кто-то из хористов опоясался, внезапно отделившись от хора, и замахнулся, как в кулачном бою, на несущегося против него музыканта, зрители разразились восторженными рукоплесканиями и криками одобрения. Правильная битва еще продолжалась, когда два плясуна под звуки флейт введены были в орхестру, а четыре кулачных бойца взошли на сцену с трубачами и горнистами. Зрелище всех этих состязаний получалось неописуемое. Что касается трагических актеров, прибавляет Полибий, то мои слова покажутся глумлением над читателем, если я вздумаю что-нибудь передать о них (Афиней).

2.                 …Кто61 может устроить прекрасно праздничныесостязания, тот сумеет и надлежаще приготовить великолепное пиршество, и показать себя ловким вождем в сражении (Сокращение ватиканское).

3.                 Разгром Эпира Эмилием Павлом. …По словам Полибия, Павел разорил семьдесят городов эпирских после разгрома Персея и македонского царства; города эти принадлежали большею частью молоттам. Он же продал в рабство полтораста тысяч населения62 (Страбон).

4.                 Благодарность египетских царей Риму. …В Египте цари63, избавившись от войны с Антиохом, прежде всего отправили в Рим послом Нумения, одного из своих друзей, выразить благодарность за оказанные царям услуги. Кроме того, они даровали свободу лакедемонцу Меналкиду64, который бессовестно воспользовался бедствиями царства для собственного обогащения. Об освобождении его, как о личной милости, просил царей Гай Попилий65 (О посольствах)66.

5.                 Дарование свободы римлянами сыну Котиса. …Около этого времени царь одрисов Котис отправил послов в Рим с просьбою о возвращении ему сына67 и для оправдания союзнических отношений его к Персею. Во внимание к тому, что война с Персеем имела желанный исход, римляне почитали дело это конченным и не находили никакой выгоды во вражде с Котисом. Посему они согласились на выдачу ему сына, который в качестве заложника отправлен был в Македонию и здесь вместе с детьми Персея попал в плен. Освобождением юноши римляне желали дать доказательство своей доброты и великодушия, вместе с тем обязать Котиса признательностью застоль важную милость (там же).

6.                 Унизительное поведение Прусия перед римлянами. …Около того же времени прибыл в Рим и царь Прусий68 поздравить с победою сенат и военачальников *. Этот Прусий показал себя человеком совершенно недостойным царского звания, о чем свидетельствовать может следующее: во-первых, когда явились к нему римские послы69, он вышел навстречу им с бритой головой и в шляпе70, в тоге и башмаках, словом, в таком одеянии, какое у римлян носят недавно освобожденные рабы, именуемые вольноотпущенниками. Поздоровавшись с послами, он сказал: «Глядите на меня, вашего вольноотпущенника, который желает во всем угодить вам и подражать вашим порядкам», — речь, унизительнее которой и придумать трудно. Теперь при входе в сенат, стоя в дверях против собрания сенаторов, с опущенными руками71, он распростерся перед заседающими, облобызал порог и воскликнул: «Привет вам, боги спасители», — показав этим такую меру малодушия, вместе с сим бабьей приниженности и лести, что и последующие времена не увидят ничего подобного. Согласно с сим вел себя царь и после того, как вошел в сенат и присутствовал при совещаниях сенаторов: непристойностью было бы даже

* Луций Эмилий и Гней Октавий.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector