ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 506

1.                 Война на Крите между городами. …В это время кносяне вместе с гортинцами подняли войну против равкийцев1 и обязали друг друга клятвенным договором положить оружие не прежде, чем Кавн будет взят приступом. Родосцы между тем получили относящееся к кавниям определение, из которого видели, что римляне не перестают гневаться на них, хотя они покорно исполняли все их приказания. Немедленно выбрали родосцы послов и с Аристотелем во главе отправили в Рим с поручением еще раз попытаться заключить союз. По прибытии на место в середине лета они вошли в сенат и с первых же слов заявили о покорности родосского народа определениям сената, затем многочисленными разнообразными доводами старались склонить сенат к заключению с ними союза. Сенат дал послам ответ, в котором, не говоря ни слова о дружбе, объявлял, что при настоящих обстоятельствах сенату не подобает делать угодное родосцам (О посольствах).

2.                 Независимость галатов. …Азиатским галатам через послов их сенаторы даровали независимость2 под условием, если они останутся на местах своего поселения и не будут ходить войною за пределы собственных владений (там же).

3.                 Празднество, устроенное Антиохом в Дафне. …Прослышав о том, что в Македонии Эмилием Павлом, римским военачальником, устроены были игры3, этот самый царь * пожелал превзойти его великолепием празднества и разослал по городам послов и теоров4 оповестить, что он устроит игры в Дафне5, будучи уверен, что эллины охотно отзовутся на его приглашение. Началом празднества служило торжественное шествие, совершавшееся в следующем порядке: впереди шли пять тысяч мужчин цветущего возраста, вооруженных по-римски, в панцирях; за ними следовали мисы тоже в числе пяти тысяч; к ним примыкали три тысячи киликийцев в легком вооружении, с золотыми венками на головах, а за ними три тысячи фракийцев и пять тысяч галатов. Дальше шли двадцать тысяч македонян, из коих пять тысяч вооружены были медными щитами, а все прочие серебряными, за ними следовали двести сорок пар единоборцев. Дальше помещалась тысяча нисейских всадников6 и три тысячи из граждан; большею частью лошади имели золотые уздечки, а всадники — золотые венки; у прочих лошади были в серебряных уздечках. Дальше шли всадники, именуемые сподвижниками, в числе тысячи человек; все лошади их носили золотые украшения; в том же числе и в таком же вооружении примыкал к ним отряд друзей, в сопровождении тысячи отборных воинов, за которыми следовал почти тысячный отряд всадников, именуемый агематом, который считается цветом конницы. Шествие замыкалось полуторатысячной панцирной конницей7, в которой, как показывает самое название, лошади и люди были в панцирях. Все перечисленные здесь участники шествия одеты были в багряные плащи, у многих воинов расшитые золотом или украшенные изображениями. Кроме поименованных отрядов было сто колесниц, запряженных шестериками, и сорок — четвериками, а за ними шла колесница в четыре слона8 и другая, запряженная парою слонов; водиночку следовало еще тридцатьшесть слонов в полном вооружении.

Трудно было бы описать все прочие части шествия, почему мы ограничимся кратким перечнем. В процессии участвовало около восьмисот юношей в золотых венках, около тысячи откормленных быков, около трехсот жертвенных столов9, тут же было восемьсот слоновых клыков. Число статуй не поддается определению. Нет такого божества или духа, известного людям или ими чествуемого, статуи которого не было бы здесь, или вызолоченной, или облеченной в шитые золотом одежды; тут же были и статуи героев. Все эти статуи имели при себе драгоценные изображения событий, как передается о них в сказаниях, к богам и героям относящихся. За ними следовало еще изображение Ночи и Дня, Земли, Неба, Утренней зари и Полудня. Как велико было число золотых и серебряных вещей, можно видеть из следующего; один из царских любимцев, писец Дионисий, имел в процессии тысячу рабов, несших серебряные предметы, причем не было предмета легче тысячи драхм10. Царских рабов с золотыми вещами было в процессии шестьсот. Кроме того, около двухсот женщин кропили благовонными жидкостями из золотых кувшинов. За ними следовали восемьдесят женщин на носилках с золотыми ножками и пятьсот женщин на носилках с серебряными ножками, все роскошно одетые. Такова была наиболееблестящаячастьпроцессии.

4.11 Из тех тридцати дней, в течение которых давались представления, все участники игр, единоборства и охоты умащали себя в гимназии шафранным маслом из золотых сосудов; таких сосудов было пятнадцать, столько же с киннамомовым маслом и с нардовым. В следующие за сим дни употреблялись масла из фенигрена, амарака и ириса, все очень ароматные. Для пиранакрывались ложи в числе тысячи и даже полуторатысяч, все роскошно отделанные.

* Антиох Эпифан.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector