ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 516

него неотменнейшую надобность, прежде всего отправил послов своих к римским уполномоченным, сначала в Памфилию, потом на Родос, с обещанием исполнить во всем волю римлян, и этим достиг того, что римляне признали его царем. Особенно расположен был к Деметрию Тиберий, через то много ему содействовавший в успешном достижении царской власти. Со своей стороны Деметрий воспользовался случаем, чтобы поскорее отправить в Рим послов с поручением9 доставить венок римлянам и препроводить убийцу Гнея вместе с ученым Исократом (там же).

1.                 Посольства Эвмена, Ариарата, азиатских народов в Риме. …В это время от Ариарата прибыли послы с венком в десять тысяч золотых засвидетельствовать о добрых чувствах, какие царь питает к римскому государству10. В свидетели себе они выставляли Тиберия и его товарищей. Так как сии последние докладывали то же самое, что и послы Ариарата, то сенат принял венок очень милостиво и со своей стороны отвечал подарками, — какие у римлян считаются наиболее почетными: посохом и креслом из слоновой кости11. Вслед за сим сенат отпустил послов еще до наступления зимы. После них явился Аттал уже в то время, когда новые консулы вступили в должность. Так как жалобы на него предъявляли галаты, присланные Прусием, и многие другие азиатские народы, то сенат выслушал всех обвинителей, и не только объявил Аттала неповинным, но еще усилил свое к нему благоволение и с тем отпустил: поскольку сенат был настроен неприязненно против царя и не благоволил к Эвмену, постольку же оказывалвнимание Атталу и отличалего (там же).

2.                 Посольство Деметрия в Риме; убийца Гнея; Исократ. …Прибыли в Рим послы и от царяДеметрия с Менохаресом во главе: они принесли с собою венок в десять тысяч золотых и доставили человека, который наложил руку на Гнея. Долгое время сенат не знал, как ему поступить, наконец принял и послов, и венок; он отказался принять только доставленных ему людей, провожатых убийцы. Дело в том, что Деметрий прислал в Рим не только Лептина, убийцу Гнея, но и Исократа. Сей последний был ученый из числа лиц, занимающихся обучением других12. Болтливый до отвращения, надменный хвастун, он был ненавистен самим эллинам, как видно из язвительных, обидных насмешек, каким подвергает его Алкей13 в своих «Параллелях». По прибытии в Сирию он пренебрежительно обращался с окружающими и не довольствовался в своих беседах собственными предметами обучения, но вторгался и в дела общественные. Так, он утверждал, что Гней претерпел по заслугам, что необходимо извести со света и всех прочих послов, дабы некому было уведомлять римлян о случившемся: тогда римляне перестали бы предъявлять наглые требования и непомерные притязания. Такого рода возмутительные речи и накликали на него беду. 7. Характеры Лептина и Исократа. По отношению к упомянутым выше двум людям достойно внимания следующее: Лептин тотчас по умерщвлении Гнея показывался повсюду в Лаодикее14 и доказывал, что поступил правильно, что подвиг свой совершил с соизволения богов. Когда царство перешло к Деметрию, он пришел к новому царю, советовал не бояться последствий насильственной смерти Гнея и не наказывать вовсе лаодикеян, сам желал идти в Рим и доказать сенату, что действовал с помощью богов; действительно, его наконец доставили в Рим без цепей и охраны: с такою охотою и решимостью он шел туда сам. Исократ, напротив, совсем обезумел, когда против него возбуждено было обвинение, а когда надели ему ошейник и наложили кандалы, лишь изредка принимал пищу и оставил всякий уход за собою. Вот почему по прибытии в Рим он представлял из себя изумительное зрелище. Довольно было взглянуть на него, чтобы согласиться, что в телесном и душевном отношении нет ничего отвратительнее человека, раз только он одичает. Действительно, он приобрел наружность необыкновенно отвратительную и звероподобную оттого, что больше года не мылся, не стриг себе волос и ногтей; что касается его рассудка, то выражение глаз и все его движения придавали ему такой вид, что всякий охотнее подошел бы к какому угодно зверю, только не к нему. Зато Лептин оставался неизменно верен первоначальному настроению и жаждал явиться перед сенатом; в разговоре с каждым встречным он оправдывал свой поступок и предсказывал, что римляне не сделают с ним ничего дурного. Надежда его оправдалась. Сенат, как мне кажется, понимал, что получение виновных в свои руки и наказание их будут сочтены народом за достаточное возмездие за убийство, посему и не принял этих людей, тем самым оставляя вину не отмщенной, дабы иметь право во всякое время потребовать возмездия. Вот почему сенат Деметрию отвечал в том смысле, что он может рассчитывать на благоволение сената, если властью царядаст ему удовлетворение.

Посольство от ахейцев. …Явились послы и от ахейцев с Ксеноном и Телеклом во главе и ходатайствовали за обвиняемых сограждан, особенно за Полибия и Стратия; в самом деле, время унесло уже очень многих, к тому же почти без исключения людей замечательных. По

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector