ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 519

лучена ими по смерти. Следовательно, уплатить долг сестрам отца обязан был наш Сципион. Хотя по римским законам обязательно уплатить жене остающуюся часть приданого в течение трех лет, если она только согласно существующему у римлян обычаю получила вначале движимость в десятимесячный срок30, Сципион, однако, немедленно распорядился, чтобы меняла31 заплатил каждой из сестер по двадцати пяти талантов через первые же десять месяцев. КогдаТиберий32 и Назика Сципион * , — это были мужья упомянутых женщин, — по прошествии десяти месяцев явились к меняле с вопросом, давал ли ему распоряжение Сципион об уплате им денег, и когда тот предложил им получить деньги, отсчитав33 каждому по двадцати пяти талантов, получатели сказали, что меняла ошибается, что по закону им следует получить теперь не все, а лишь третью часть того. Когда меняла возразил, что так приказано Сципионом, те с недоверием направились к юноше, уверенные в его ошибке; думали они так не без основания. Если вспомнить, что в Риме не то что пятьдесят талантов за три года вперед, — никто не уплатит одного таланта за день до срока: так ревниво наблюдается там точность в денежных делах и так дорожат римляне доходами, какие можно извлечь в самое короткое время. Однако, когда они пришли к Сципиону и спросили, какое приказание было отдано им меняле, а тот отвечал: «уплатить сестрам все деньги», Тиберий и Назика с родственным участием возразили, что он ошибается: ибо закон дает ему возможность пользоваться деньгами еще довольно долго. Но Сципион отвечал, что никакой ошибки здесь нет, что по отношению к посторонним он соблюдает точно закон, а с родственниками и друзьями рассчитывается быстро и по возможности щедро; поэтому и предлагал им получить от менялы все деньги. Тиберий и Назика после такого ответа удалились молча, изумляясь великодушию Сципиона и стыдясь собственной мелочности, хотя они и принадлежали к знатнейшим из римлян.

14. Отречение от своей доли наследства в пользу младшего брата. Два года спустя, когда скончался родной отец его Луций и оставил наследниками состояние его и брата его, Фабия, Сципион опять поступил благородно и замечательно: Луций по бездетности завещал им свое состояние, ибо детей он отдал в другие дома, а прочие, в которых воспитывались преемники его и продолжатели рода, перемерли. Замечая, что состояние брата меньше, нежели его, он совсем отказался от наследства, хотя стоимость его превышала шестьдесят талантов, ибо при отказе состояние Фабия могло сравниться с его собственным. Об этом говорили уже повсюду, когда Сципион дал новое, более красноречивое свидетельство о своем характере, именно: когда брат задумал устроить в память отца единоборства, но за значительностью суммы не мог покрыть расходов по устройству состязания, Сципион внес половину потребной суммы из своего имущества: все издержки на празднество, если желали сделать его блестящим, превышали тридцать талантов. Такова была слава Сципиона, когда скончалась его мать. Далекий от мысли получить обратно что-либо из того, что сам подарил раньше, как я сказал о том, он и эту часть, и все состояние матери уступил сестрам, которые по закону34 не имели на него никаких прав. Благодаря этому сестры тоже получили все великолепное убранство Эмилии для выходов; за то щедрость Сципиона и его любовь к родному дому снова сделались предметом толков.

Вот какими средствами Публий Сципион с раннего детства стяжал себе славу человека воздержанного и благородного. Ценою шестидесяти талантов — ибо такова сумма, которую он уделил из своего состояния, — купил Сципион никем не оспариваемую славу благороднейшего человека, причем не столько значили огромные размеры жертвы, сколько благовременность ее и умение, с какими услуга была оказана. Слава человека воздержанного не потребовала никаких затрат, но он воздержанием от многих разнообразных наслаждений приобрел себе здоровье и телесную крепость; она сопутствовала ему всю жизнь и в замене низменных наслаждений, от которых онотказывался раньше, доставилаему многочисленные земные радости35.

15. Занятие Сципиона охотой. Нам остается упомянуть еще о храбрости, важнейшей добродетели гражданина чуть не во всяком государстве, наипаче в Риме; почему и Сципион должен был упражнять себя в ней с величайшим старанием. Сама судьба помогла ему в этом деле. Царский двор в Македонии со страстью предавался охоте, и македоняне отводили наиболее пригодные местности под рощи с дичью. Эти рощи во все время войны охранялись столь же тщательно, как и до войны; но в течение четырех лет там не охотились вовсе, ибо царь был занят другими делами, почему места эти были переполнены всевозможной дичью. Когда война закончилась, Луций в том убеждении, что для молодого человека охота — наилучшее упражнение сил и наилучшая забава, отдал царских охотников в распоряжение Сципиона и предос

* Публий Корнелий Сципион Назика Коркулум.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector