ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 527

тоинством, как от критянина и ожидать было нельзя. Но дело в том, что в юноше ничего критского и не было, грубость29 критянина не коснулась его. Вот почему ахейцы охотно слушали благородную речь Антифата, тем более, что отец его Телемнаст с пятьюстами критянами мужественно сражался в рядах их в войну с Набисом. Все-таки и после его речи большинство ахейцев склонно было оказать помощь родосцам, пока не поднялся с места леонтиец Калликрат и не заявил, что без соизволения римлян не должно ни воевать, ни кому бы то ни было и в каком бы то ни было деле помогать. Этим напоминанием он достиг того, что все осталось, как было раньше (О посольствах).

1.                 Безрассудные действия родосцев под влиянием неудач. …Удрученные неудачами, родосцы перешли к бессмысленным решениям и мероприятиям и вообще стали вести себя подобно людям, страдающим застарелыми болезнями. Так, когда правильным лечением и покорностью врачам больные не могут поправить расстроенное здоровье, они в досаде на неудачу доходят часто до отчаяния, причем или обращаются к жертвоприносителям и гадателям, или ищут помощи в разного рода заговорах и талисманах. Это же случилось теперь и с родосцами. Когда все события складывались вопреки их расчетам, родосцы по необходимости стали прислушиваться ко всякому слову, искать во всем надежды на лучшее и поддержки. Это, кажется, совершенно понятно: когда планы31 наши ни в чем не осуществляются, а в то же время нет возможности прервать начатое дело, мы неизбежно обращаемся и к средствам неразумным. Так и родосцы, раз только овладело ими подобное настроение, действовали нелепо32, между прочим выбрали в военачальники человека, которого раньше отрешили от должности *, допустили и некоторые другие нелепости (Сокращение ватиканское).

2.                 Аттал, сын Эвмена, в Риме. …Из числа нескольких послов, явившихся в Рим, сенат принял прежде всего Аттала33, сына Эвмена царя. Прибыл он теперь в Рим, еще мальчиком, чтобы представиться сенату и возобновить узы дружбы и гостеприимства отца с Римом. Сенат и друзья отца приняли Аттала радушно; он получил желанный ответ и соответствующие возрасту почести, а несколько дней спустя уже возвращался домой; на обратном пути все эллинские города устраивали ему сочувственный и блестящий прием. В то же время явился в Рим и Деметрий34, но после приема, какой приличествовал его юношескому возрасту, он возвратился домой ** . Предстал, наконец, перед сенатом в сопровождении Лаодики и Александра Гераклид, давно уже проживавший в Риме. Сначала юный Александр произнес несколько приветственных слов, потом просил римлян вспомнить о дружественном союзе с ними отца его Антиоха; но больше всего просил он о том, чтобыримляне помогли ему добыть царство или по крайней мере согласились бы на возвращение его в Сирию и не препятствовали бы друзьям, если они того пожелают, посадить его на царский престол. Вслед за Александром говорил Гераклид, в пространной речи то превознося Антиоха похвалами, то осуждая Деметрия, и закончил словами, что справедливость требует согласиться на возвращение в Сирию юноши и Лаодики, как родных детей царя Антиоха. Люди рассудительные не поддавались этим доводам, понимали всю ложь разыгранного перед ними представления и не скрывали своего отвращения к Гераклиду; но большинство собрания было обольщено хитросплетениями35 Гераклида и склонилось к следующему определению: «Александр и Лаодика, дети царя, нашего прежнего друга и союзника, предстали перед сенатом и держали речи; сенат разрешил им возвратиться на царство отца и постановил оказать им в этом помощь, как они о том просили». Опираясь на сенатское определение, Гераклид немедленно приступил к набору наемников и привлекал к своему делу именитых граждан, а по прибытии в Эфес занялся приготовлениями к задуманной войне (О посольствах).

3.                 Пьянство Деметрия. …По словам Полибия, Деметрий36, содержавшийся заложником в Риме, сбежал оттуда и, воцарившись над сирийцами, предавался пьянству и чуть не по целым дням бывал пьян (Афиней).

1.                 Возбудимость толпы. …Раз только завладевает толпой страстный порыв любви или ненависти, достаточно бывает малейшего повода для того, чтобы толпа устремилась к своей цели (Сокращение ватиканское).

2.                 Бесплодность опровержения явной лжи. …Но я боюсь, как бы незаметно для себя не оправдать поговорки: кто глупее, тот ли, кто блеет козлом, или тот, кто носит воду решетом39. Кажется, я сам делаю нечто подобное, когда усиливаюсь опровергать явную ложь и слишком много о ней распространяюсь; ибо40 говорить о таких предметах столь же бесполезно,

* Аристократ. ** В Каппадокию.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector