ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 536

целом, она едва ли даже нарушала последовательность открытых сражений. Вообще, если кто хочет представить себе огненную войну, пускай вспомнит только войну с кельтиберами (Свида).

2. Посольство кельтиберов в Риме. …По заключении перемирия с римским военачальником Марком Клавдием * и по отправке в Рим3 послов кельтиберы в ожидании решения сената приостановили военные действия. Со своей стороны Марк повел войско на тританов и, взяв приступом город Неркобрику4, расположился на зимовку в Кордубе5. По прибытии посольств римляне немедленно допустили в город всех послов от беллов и титтов6, как народов, державших сторону римлян; напротив, послам от араваков, как народа вражеского, они приказали оставаться по ту сторону Тибра, пока не будет принято относительно их окончательное решение. Когда настало время приема, городской претор ввел в сенат прежде всего союзников7. Послы, хотя и варвары, говорили складно и старались дать ясное понятие о внутренних раздорах. Они внушали римлянам, что, народы, поднявшие войну, если только не будут приведены к повиновению и не понесут должного наказания, по удалении римских войск из Иберии не замедлят отмстить им, римским союзникам, как предателям, что они вскоре опять поднимут возмущение, если только первая вина их пройдет безнаказанно, что при этом всех жителей Иберии они легко привлекут к восстанию тем, что покажут себя равносильными противниками римлян. Вот почему послы эти просили римлян или оставить войска в Иберии и ежегодно отправлять туда консула, который бы оказывал покровительство союзникам и карал араваков за их неправды, или же, если они хотят увести войска свои обратно, подавить восстание араваков с примерною строгостью, дабы впредь никто больше не отваживался на такие деяния. Вот в каком смысле говорили послы находившихся в союзе с римлянами беллов и титтов. После них введены были в сенат послы от врагов римлян. Представ перед сенатом, араваки в ответных речах держали себя робко и приниженно, хотя действительное настроение, насколько оно проявлялось, не обличало в них ни покорности судьбе, ни смирения. Так, много раз они выставляли на вид неисповедимость судьбы, изображали предшествовавшие битвы нерешительными, причем, однако, перевес храбрости во всех битвах оказывался на их стороне. Заключение речей было таково: если за свою ошибку они должны понести положенную кару, то принимают ее безропотно, и тут же просили сенат, когда воля его будет исполнена, возвратить их в то состояние, которое было установлено договором с сенатом при Тиберии8.

3. Сенат решил продолжать войну с заменой Марцелла другим военачальником. Сенаторы выслушали оба посольства и приказали ввести послов от Марцелла. Так как они видели, что послы9 тоже склоняются к прекращению войны и что консул охотнее присоединяется к голосу врагов, нежели союзников, то отвечали аравакам и союзникам, что Марцелл объявит волю сената обеим сторонам в Иберии. Сами же сенаторы были того убеждения, что правда и собственные выгоды римлян на стороне союзников, что араваки преисполнены непомерной гордостью и что консул робеет перед войной. Посему через послов Марцелла они отправили тайный приказ сему последнему продолжать войну с мужеством, достойным отечества. Война, таким образом, была возобновлена, но из недоверия к Марцеллу сенаторы прежде всего решили отправить в Иберию другого военачальника: к тому времени уже выбраны были и вступили в должность новые консулы, Авл Постумий10 и Луций Лициний Лукулл. Потом сенаторы со всем старанием и не щадя средств занялись приготовлениями к войне, ибо рассчитывали, что она решит судьбу Иберии, что с поражением неприятеля все тамошние народы будут покорно исполнять волю римлян; если же, напротив, римляне уклонятся от настоящей войны, то воспрянут духомне одни араваки, но и все прочие народы.

4. Неблагоприятный для римлян оборот войны в Иберии. Робость римлян. Однако чем ревностнее отдавался сенат войне, тем неожиданнее были для него события этой войны. Так, Квинт11 **, военачальник предшествующего года в Иберии, и его соучастник в войне доставили в Рим известия о непрерывных сражениях, об огромных потерях убитыми и о храбрости кельтиберов; в то же время Марцелл не скрывал своей робости перед войной, так что молодежью овладел необычайный страх, какого, говорили старики, они не запомнят. И в самом деле, страх доходил до того, что на должность военных трибунов не объявлялось достаточного числа кандидатов и некоторые места остались незанятыми12, тогда как раньше желающих занять эту должность являлось в несколько раз больше, чем сколько требовалось: равным образом выбираемые консулами легаты, которые должны были сопровождать военачальника, отка

* Марк КлавдийМарцелл, консул 602 г. от основанияРима. ** Квинт Фульвий Нобилиор.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector