ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 540

КНИГА ТРИДЦАТЬСЕДЬМАЯ

Разнородные суждения эллинов о римской политике по поводу торжества римлян над Персеем и над Карфагеном; защита римлян автором (1). Появление псевдо-Филиппа в Македонии и вести о его первых победах (2). Манилий просил ахейцев прислать Полибия в Лилибей (3). Объяснения автора касательно его имени в сочинении (4). Превратность судьбы Калликрата и Ликорта (5). Посольство к Прусию из самых жалких римлян (6). Порочность Прусия (7). Мусей в Македонии (8). Суждение автора о судьбе и божествах, как о виновниках событий (9). Выдающиеся достоинства Масанассы (10).

1.                 Суждения эллинов о достоинствах римской политики. …По поводу карфагенян, когда римляне одолели их в войне1, и по поводу псевдо-Филиппа высказывались в Элладе многочисленные суждения, сначала о карфагенянах, потом о псевдо-Филиппе. Расправа с карфагенянами вызывала противоречивые мнения и неодинаковую оценку. Так, одни одобряли поведение римлян и называли принятые ими меры мудрыми и для владычества их полезными. Ибо они уничтожили грозившую им постоянно опасность и истребили государство, которое неоднократно оспаривало у них первенствующее положение, могло бы и теперь еще при благоприятных обстоятельствах вступить в борьбу с ними, тем самым обеспечили владычество за родным городом, что и свидетельствует о высоком уме и дальновидности народа2. Другие возражали на это, уверяя, что не ради таких целей приобрели римляне господство над миром, что мало-помалу они совратились во властолюбие афинян и лакедемонян, и хотя действуют не так стремительно, как эти народы, но, по всей видимости, придут к тому же концу. В самом деле, раньше, продолжают возражатели, римляне воевали с кем бы то ни было до тех пор, пока противник не побежден и не пришел к сознанию, что необходимо подчиняться римлянам и исполнять их волю. Теперь войною с Персеем они открыли новый образ действий, когда уничтожили до основания3 македонское царство, а в наши дни увенчали его уничтожением Карфагена. Невзирая на то, что за карфагенянами не было какой-либо непростительной вины, римляне приняли относительно их непоправимо4 жестокие меры, при всей готовности карфагенян исполнить всякое требование, подчиниться всякому приказанию их. Далее, по мнению третьих, римляне во всех отношениях были народом доблестным5. Особенность их и вместе предмет их гордости составляло то, что они ведут войны бесхитростным, честным способом, не прибегая ни к ночным нападениям, ни к засадам; что они гнушаются всего, что сопряжено бывает с обманом и хитростью; что они признают достойными себя только такие битвы, о которых противник предуведомлен заранее, и которые ведутся открыто. Теперь, наоборот, поведение их с карфагенянами исполнено было обмана и хитрости, когда они одно за другим предлагали ряд условий и тут же замалчивали другие, пока наконец не отняли у противника всякой надежды на помощь союзников6. Это скорее лукавый образ действий7 единовластителя, а не доблестное поведение римлян, которое, собственно говоря, близко подходило к нечестию и вероломству. Находились, впрочем, люди, которые возражали и на это. Если бы римляне, говорили они, поступали таким образом, именно: то предъявляя свои требования одно за другим открыто, то мало-помалу их раскрывая8, раньше, чем карфагеняне предоставили себя их усмотрению, то подобные укоризны были бы вполне ими заслужены. Жалобы римлян, оправдания их. Если же карфагеняне сами отдали себя усмотрению римлян, так что сии последние получили право решать их участь по собственному разумению, и потом, пользуясь своим правом так, как было им угодно, отдавали приказания и предъявляли требования, установленные сенатом, то деяний их вовсе нельзя приравнивать ни к нечестию, ни к вероломству, ни к насилию9. Из трех видов преступлений, здесь упомянутых, нет ни единого, под который поведение римлян подходило бы. Так, нечестие — грех против богов, родителей или умерших, вероломство — нарушение клятвы и писанного договора, насилие — деяние, противное законам и обычаям. В настоящем случае римляне не повинны ни в одном из этих преступлений, ибо они не погрешили ни против богов, ни против родителей или умерших, не нарушили клятвы или договора, напротив, сами еще обвиняли карфагенян в клятвопреступлении. Равным образом не нарушали они закона или обычая, остались верны данному отдельным личностям слову. Карфагеняне добровольно уступили право распоряжаться ими по своему усмотрению, и римляне принуждали их к повиновению силою, когдате отказывались исполнитьих требования.

2.                 Вот как обсуждались отношения римлян и карфагенян. Что касается псевдоФилиппа10, то первые известия о нем казались невероятными. В Македонию явился некий Фи

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector