ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 595

сандр смирил восставшие Фивы (335 г. до Р. X.), воспрепятствовали этолянам искупить недавнюю вину. Зато в ламийской войне (323—322 гг. до Р. X.) они выставили против Антипатра чуть не четвертую долю всей союзной армии и, хотя по причине домашних замешательств (διά τινας ε;’θνικα;ς χρείας), вероятнее всего восстания недавно покоренных акарнанов, удалились с поля войны до решительной битвы *, но не потеряли через то доверия афинян и прочих эллинов, не примирили с собою и македонских правителей. И в самом деле, в то время как Антипатр праздновал полную победу над Элладой, когда противники македонян вынуждены были или покориться, или обречь себя на верную гибель, этоляне открыто давали убежище всем эллинским изгнанникам и беглецам и, таким образом, как некогда афиняне, уготовляли македонским владыкам новую освободительную войну. С десятитысячным войском запертые в зимнюю пору в горах, они среди всевозможных лишений выдержали натиск пятидесятипятитысячной армии Антипатра и Кратера и принудили врага заключить выгодный для них мир ** . Мало того: удалением македонских полководцев в Азию этоляне не замедлили воспользоваться тогда же (322 г. до Р. X.) для вторжения в покоренную македонянами Фессалию и там подняли восстание, на пути покорили несколько поселений локров озольских и разбили в сражении Антипатрова полководца Поликла. Опять домашние дела, именно нападение акарнанов на Этолию, не дали им довершить начатое: Фессалия без труда усмирена была Полисперхонтом. Но уже лет пять спустя Кассандр вынужден был страхом перед этолянами восстановить Фивы и призвать к жизни беотийский союз, расторгнутый было Александром *** . Неудачи этолян в борьбе с Македонией были лишь временные, не причинявшие ущерба ни их военному могуществу, ни значению их в Элладе. К этому времени относятся упомянутые выше сношения македонских владык с союзным собранием этолян. Как в 316 г. они преградили путь Кассандру из Македонии в Беотию через Фермопилы, так в 290 г. (ол. 122, 3) Деметрий Полиоркет вынужден был праздновать пифийские игры в Афинах, потому что Дельфы и все парнасские перевалы находились во власти этолян. Тогда-то в Афинах сочинен был тот гимн в честь Деметрия, в котором этоляне сравнивались с свирепым сфинксом 4* и который, между прочим, назначался для устранения всяких подозрений в сочувствии афинян врагам счастливого завоевателя: незадолго перед тем афиняне действовали в союзе с этолянами. Ни македонянам, ни союзным войскам пелопоннесцев не удалось освободить Дельфы от этолийского владычества: очевидно, оно поддерживалось крепкими узами, соединявшими этолян с фокидянами и другими народами средней Эллады.

Важное значение дельфийского святилища не в религиозной только, но и в политической жизни эллинов, связь его с важнейшей амфиктионией давали с этого времени этолянам возможность влиять на судьбу всей Эллады. Вскоре господство этолян нашло себе оправдание и освящение в геройской защите как самого святилища, так и Эллады от диких полчищ галлов (279/278 г. до Р. X.). В течение семидесяти лет, до начала союзнической войны при Филиппе V (220—217 гг. до Р. X.), этоляне неоспоримо ведали дела дельфийского храма и до подчинения римлянам (189 г. до Р. X.), быть может, даже дольше, занимали преобладающее положение в дельфийской амфиктионии. Победу над варварами этоляне ознаменовали учреждением празднества в честь Зевса Спасителя и Аполлона Пифийского (Σωτηρια), к участию в нем они приглашали и прочих эллинов. Две дошедшие к нам надписи дают яркое представление о чувствах признательности к этолийскому народу, какие одушевляли даже отдаленных эллинов в ответ на предложение союзного этолийского собрания и стратега Хариксена признать новоучрежденное празднество. Надписи содержат в себе народные постановления афинян и хиосцев; интересна особенно, как лучше сохранившаяся, вторая надпись. Хиосский народ постановил воздать хвалу союзному собранию этолян и увенчать его золотым венком «за храбрость, благочестие к богам и доблесть против варваров», признать новый праздник в том виде, как он уста

* Дюбуа (Lex ligues) усматривает в этом случае пример деятельного участия этолян в делах народного собрания: но всеэтоляне шли на войну, а не в народное собрание, как думаетДюбуа.

** Arrian. 17.10; Diod. XVIII 9—17, 24—25. О положении дел в это время так выражался этолийский посол Хленей в собрании лакедемонян, которых желал склонить к союзу против Филиппа V в так называемую македонскую войну (210 г. до Р. X.): «Наглость и нечестие Антипатра дошли до того, что он устроил охоту на изгнанников и разослал по городам ищеек, выслеживавших каждого, кто перечил ему или вообще чем-либо не угодил царскому дому македонян. Тогда-то одних силою тащили из храмов, других отрывали от алтарей и замучивали до смерти, уцелевшие изгонялись из всей Эллады, и, если бы не народ этолян, они не нашли бы себе пристанища нигде». Polib. IX 29. 30.

*** Diod. XIX 38. 53. 54. 65. 4* Plut. Demetr. 40; Athen. VI 253.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector