ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 620

на всю Элладу, тем самым погубил свободу эллинов. Напротив, Васильевский, Клат, Дюбуа стараются найти оправдание для Арата в его отрицательном отношении к социальным замыслам Клеомена, в родстве и взаимной близости македонян и эллинов, которые давно уже не были чужими друг другу народами, в том наконец, что Клеомен и Арат представляли собою воплощение непримиримых политических и социальных начал *. Не защищая Арата и не нападая на него, не вдаваясь в туманные соображения о том, что сталось бы с Элладою, если бы Арат предоставил гегемонию над союзом Клеомену, мы обязаны только подвести итоги бесспорным фактам, афакты эти свидетельствуют, что Арат собственными руками разрушал дело, которое создано было при его деятельном участии и руководстве; он отдавал во власть тиранов и македонских гарнизонов те самые города, которые раньше освобождал с геройским самоотвержением и настойчивостью. Сообщаемые Полибием и Плутархом данные не оставляют на этот счет никакого сомнения. Плохой воин и полководец, «наполнивший Пелопоннес трофеями врагов»; что мог противопоставить Арат обаятельной личности спартанского царя, если он к тому же помышлял об отсечении от союза одного из главнейших его членов и тем решался купить помощь Антигона? То, что составляло душу объединительного движения, теперь отлетало от ахейского союза, и сопротивление Арата Клеомену, а равно отказ его принять гегемонию царя Спарты утрачивали теперь всякое оправдание; помощь Антигона означала, как вскоре и обнаружилось на деле, подчинение эллинов видам македонской династии. Между тем каждый эллин, сколько-нибудь уважающий благородство своего происхождения, допускал гегемонию последнего спартанца охотнее, нежели первого македонянина.

Правда, Клеомен обращал к себе массы пелопоннесского населения надеждами на социальный и экономический переворот, но и благомыслящие элементы в Ахае отвращались от своего вождя под давлением его новой, македонской политики. Как рассказывает Плутарх, сношение между ахеянами и Клеоменом не состоялось в решительную минуту благодаря главным образом проискам Арата, ибо к тому времени (224/223 г. до Р. X.) договор его с Антигоном заключен был окончательно, и он постарался не допустить Клеомена на собрание ахеян в Аргосе: там царь Спарты мог легко увлечь народ на свою сторону. Для читателя ясно, что политика главы союза далеко не отвечала настроению большинства. «Засим, — продолжает биограф Арата и Клеомена, — смута распространилась среди ахеян, и началось отпадение городов, ибо масса народная питала надежду на раздел полей и уничтожение долгов, знатные сильно тяготилисьАратом, наконец, иных возмущало призвание македонян в Пелопоннес » **.

Первым последствием сближения ахеян с Антигоном через Арата и Мегалополь был переход Птолемея со всеми его денежными средствами на сторону Клеомена, и вскоре засим последовала несчастная для Арата битва при Гекатомбее, в которой приняли участие все союзные войска ***. В то время, когда настоятельно требовалось единодушие и напряжение сил в одну сторону, ахеяне впадали в раздумье и нерешительность под влиянием крутого поворота во внешней политике. Заключить союз с Антигоном оказалось невозможным, не пожертвовав Акрокоринфом, и большинство ахеян, но не Арат, предпочло примириться с Клеоменом на условии признания царя Спарты гегемоном союза. Переговоры с Клеоменом приходили к благополучному концу, пока Арат, добровольно отказавшийся от предложенной ему стратегии, не стоял у власти, и затем в ближайшую стратегию Арата и главным образом благодаря ему кончилисьничемили — вернее — обоюдосторонним недовольством и раздражением 4* .

Теперь-то наступили события, поколебавшие самые основы ахейской федерации. В сравнении с ними потеря Мантинеи была маловажною подробностью: ведь и до Клеоменовой

* Schorn. Gesch. Griechenl. S. 115; Freeman. Feder. governm. Р. 491; Droysen. Hist. de ľhellen. III, P. 530. trad. fr.; Hertzberg. Gesch. Griechenl. I.; Васильевский В. Г. Политич. реформа; Klatt. Forschungen. 61; Dubois. Les ligues. P. 67 примеч. 2.

** Plut. Cleom. 17; Arat. 39; Васильевский В. Г. (Полит. реф. 288 примеч. 1) не усматривает существенного разноречия между двумя биографиями по вопросу об условиях допущения Клеомена в Аргос. На самом деле в Арате речь идет об одном собрании ахеян, а в Клеомене о двух: в Лерне и Аргосе. Потом, в Арате царю разрешается войти в Аргос с 300 воинов, а в случае недоверия к ахеянам взять от них заложников; в Клеомене царю предложено войти в город одному, взяв предварительно 300 заложников от ахеян,— что не одно и то же. Изложение Арата в этом пункте сбивчиво.

*** Polib. II 51. Отпадение Птолемея отнесено проф. Васильевским (Полит. реф. С. 288) ко времени после битвы при Гекатомбее и даже после рокового аргосского собрания.

4* Полибий ничего не рассказывает о переговорах ахеян с Клеоменом. Дальнейшие события у него следуют непосредственно за гекатомбейским поражением и собранием ахеян. II 51—52. Cp.: Plut. Arat. 38; Cleom. 15—16.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector