ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 723

95 (14 1) Полибий… презрением… Известие автора вставлено Страбоном в рассказ о положении в Александрии, когда Египет принадлежал Риму (Strabon. XVII 1 12. р. 797). Говорит с презрением, гнушается βδελύττεται. Полибий был в Египте, как сказано ниже, при Птолемее Фисконе, т. е. после 608 г. от основания Римаили 146 г. доР. X.

96 (8) ДлиннымЕгипет… Менелай ужаснулся при мысли, что согласно прорицанию Протея он вынужден будет возвратиться в Египет для совершения гекатомбы. Одиссея. IV 475 сл. 97 (15 1) в тысячу… миль… Плиний (IV 121) уличает Полибия в ошибке, определяя тут же ту линию, какую измерял Полибий: отоконечности Италии до проливаКале.

98 ibid. Лугдун, теперь Лион, расположен при слиянии Родана с Араром.

99 ibid. моринов… Морины — народ белгов в Галлии, в том месте, где Галлия подходит наиближе к Британии, образуя с ней Галльский пролив, теперьПа-де-Кале. 100 (2) От Гадитанского пролива… То есть от Геракловых Столбов, теперь Гибралтар. 101 ibid. до Хелидоний… Теперь Schelidan-Adassi, группа из пяти скалистых островков у юго

западнойоконечностиЛикии, у мысаГиера. 102 (3) лежат Гадейры… Главный город острова называется у Плиния Angusta Julia Gaditana, теперь Cadix. 103 (4) саллентинов… Саллентины, иначе мессапии, народ Калабрии, по имени его мыс Япигии, назывался также мысом Саллентинов. 104 (5) Боспорами: Фракийский, теперь Константинопольский пролив, в самом узком месте не больше 900 м. Б. Киммерийский, теперьКерченский, или Еникальский пролив. 105 (6) Агриппа (63—52 гг. до Р. X.), друг и соратник Октавиана Августа, производил общее межевание владений Рима. 106 (7) Атланта… Вставлено в перевод на основании контекста: в оригинале а monte eo. Атлант, теперь Uderin, — гора в северо-западнойчасти Мавретании.

107 (8) Cupтиса, прибавлено в перевод к слову proximam в оригинале.

108 (9) Мавретании Μαυρουσία, Мавретания, теперь Фец, Марокко и западный Алжир, крайняя страна северного побережья Ливии на западе. 109 ibid. Керна… Топография не известна; Страбон совсемотрицал существованиеее (I 47).

ПРИМЕЧАНИЯ К ТРИДЦАТЬ ПЯТОЙ КНИГЕ

Во избежание эпизодичности и перерывов в историческом рассказе автор наш отвел отдельную книгу в своей истории для географических измерений, собственных догадок и споров с предшественниками (III 57), именно XXIV, отрывки которой сохранились главным образом в трудах Страбона и Афинея. Весьма вероятно, что согласно первоначальной задаче автора географическая книга была во всем сочинении заключительной, тем самым ничуть не нарушая последовательности истории обращения Рима в мировую державу за время 53-х без малого лет, от 220 до 168 г. до Р. X. (I 1 5. 3 1. II 71 9. III 1. 4 7). Хотя битва при Пидне рассказана в XXIX книге, а книга XXX посвящена завершительным актам Персеевой войны вообще, тем не менее, и три последующие книги, от XXXI до XXXIII заняты событиями различных стран Востока, находящимися в связи с превратностями этой самой войны. «Битва при Пидне, — говорит Моммзен, — была последняя битва, в которой цивилизованное государство выступило на состязание с Римом в качестве равноправной великой державы; все позднейшие ратоборства были или мятежи, или войны против народов, стоящих вне круга римско-греческой цивилизации, против так называемых варваров (Моммзен. Римская история. I. С. 738. русск. перев.). Первый том истории Моммзена кончается на том же моменте, которым у Полибия заканчивается история борьбы Рима за мировое владычество. Что не битвой при Пидне в точном смысле слова должен был заключить древний автор свою историю согласно первоначальному плану, видно из собственных соображений историка: «ни один здравомыслящий человек не ведет войны с соседями только ради того, чтобы одолеть в борьбе своих противников, никто не выходит в море только для того, чтобы переплыть его, никто не усваивает себе наук и искусств только из любви к знанию. Напротив, все и всеми делается ради удовольствия, почета или выгод, доставляемых теми или иными действиями. Так и конечная цель настоящей истории будет состоять в ознакомлении с тем состоянием отдельных государств, которые наступили по окончании борьбы и после покорения мира под власть римлян до возобновившихся потом смут и волнений. Описывать это последнее состояние, как бы начало особой истории, побуждают меня важность и необычайность совершившихся тогда перемен, тем более, что я не только был очевидцем большинства событий, но и участвовал в них идаже направлял их» (Polib. III 4 10—13).

Война с кельтиберами и ваккеями, длившаяся 20 лет до разрушения Нуманции Сципионом Эмилианом, ближайшим другом историка, и до окончательного покорения Иберии римскому владычеству (601—621 гг. от основания Рима — 153—133 гг. до Р. X.), открывала собой новый период борьбы и завоеваний, оканчивающийся для нашего автора разрушением Карфагена и Коринфа. Эта война составляла предмет XXXV книги, обнимающей события 1-го и 2-го годов 157-й олимпиады (603—604 гг. или 151—150 гг. до Р. X.), захватывающей вначале и события 602 г. Гораздо обстоятельнее, нежели уцелевшие отрывки нашей книги, знакомит нас с ходом войны, трудной, исполненной тяжелых неудач для

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector