ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 727

19 ibid. покорное настроение την πρόθεσιν και; προαίρεσιν, как бы предупредительность карфагенян.

20 ibid. метательные снаряды τά; βέλη, катапульты у Диодора, метательные снаряды и катапульты у Аппиана. У сего последнего подробное описание торжественной обстановки, при которой консулы приняли в своей стоянке карфагенских послов, выслушали изъявление полной покорности и властно предъявили новое требование. Punic. 78—80. Диодор и Аппиан отмечают трудность исполнения римского требования для карфагенян по причине войны с Гасдрубалом.

21 (7) силы βάσταγμα, ибо карфагеняне блистательно вышли и из этого испытания. βαστάσας α;’; ´ ντι τοΰ δοκιμάσας у Свиды. Корнелий Сципион Назика и Гней Корнелий Испанский явились вместе с послами за получением оружия: 200 000 полных вооружений, бесчисленное множество метательных снарядов и дротиков, до 2000 катапульт для метания стрел и камней. Когда снова явились в лагерь послы в сопровождении старейшин и множества знатных граждан Карфагена, консул объявил последнее требование сената, чтобы карфагеняне покинули Карфаген и поселились где-нибудь в другом месте в расстоянии 80 стадий (14 верст) от моря, «ибо нами принято решение срыть Карфаген». Отчаянию присутствующихкарфагеняннебыло границ. Diod. XXXII 6 3; Appian. Punic. 81.

22 Между нашими главами 6 и 7 недостает известий о переговорах в римском стане между консулами, с одной стороны, карфагенскими послами и другими знатными карфагенянами, здесь находившимися, с другой. Когда затихли вопли и рыдания, карфагеняне стали говорить о ненужности столь беспримерной по жестокости меры против города и населения, которых делает уже безопасным полная безоружность. Затем знатнейший из присутствующих карфагенян Баннон (у Диодора — Бланнон) произнес пространную речь, рассчитанную на то, чтобы тронуть римлян всеми ужасами положения карфагенян. Отвечал ему консул Цензорин, причем старался утешить карфагенян в утрате города и даже убедить их в преимуществах предстоявшего им сухопутного жительства. В речи консула содержится и разъяснение настоящего смысла прежних обещаний сената. «Мы предоставляем вам выбрать местожительство по вашему усмотрению, равно как после переселения жить по своим законам. Это самое мы и раньше обещали — сохранить за Карфагеном самоуправление, если он покорится, ибо под Карфагеном мы разумеем вас, а не землю». Засим послам ведено было возвращаться в Карфаген с известием о случившемся, и ликторы вытолкали их из собрания. Между тем томимые неизвестностью, карфагеняне взобрались на городскую стену в ожидании послов или выходили из города навстречу им. На все расспросы ничего не отвечая, послы направились в сенат, но еще по дороге они били себя в голову, простирали руки к небу, взывали к богам; по этим-то движениям и догадывались карфагеняне, что пришел им конец. Diod. XXXII 6.

23 (7 1) по выразительным движениям ε;’ξ αυ;’τη;˜ς — ε;’μφάσεως, не только выражение лиц послов (σκυθρωπου;ςο;‛ρω;˜ντες. Appian. ibid. 91), но еще болеедвижения их и призывыбогов. 24 (3) они… оцепенели… Члены сената и народ, стоявший вокруг сената, пока уполномоченные отдавали отчет.

25 (4—5) одни… воротам… УАппиана перечислены обстоятельнееразличные группы исступленных карфагенян: одни били и терзали тех сенаторов, которые посоветовали выдать заложников; другие обращали свою ярость на тех из них, кто советовал выдать вооружение; третьи метали камни в послов за то, что возвестили о таком несчастии; иные подвергали всевозможным насилиям италийцев, которые застигнуты были этими вестями врасплох и еще не успели покинуть город и т. п. Appian. Punic. 92.

26 (5) к городским воротам, для того, чтобы запереть их.

27 Сенат карфагенский постановил воевать и даровал свободу всем рабам; с энергией отчаяния карфагеняне готовились к войне, а консулы медлили с наступлением на город. Аппиан же дает топографию Карфагена. Ibid. 94—96. Консулы совсем обманулись в своих расчетах взять город без боя. Военачальники карфагенские Гасдрубал и Гамилькар внушали робость консулам. Appian. Punic. 97. Усилия консулов овладеть городом были безуспешны и только ярче рисовали мужество и стойкость осаждаемых. Отличились не консулы, а Сципион в должности военного трибуна; среди карфагенян отмечен Гимилкон, по прозванию Фамей, очевидно, то же лицо, что Гамилькар у нашего автора. Appian. Punic 97—

104. 28 (8 1) Гамилькар, исправляется Швейгг. в ’Ιμίλκων, начальник ливийской конницы, человек еще молодойихрабрый в бою; однако онвсегда уклонялся от встречи со Сципионом. Appian. Punic. 97. 100.

29 Когда римский сенат, недовольный ходом дел под Карфагеном, отправил несколько граждан в тамошнюю стоянку для расследования, то от всех слышались только похвалы Сципиону. Тем временем скончался Масанасса, завещавший сыновьям своим подчиниться Сципиону в распределении наследства между братьями.

30 (3—4) Манипулы… самим… Эпизод из описания безрассудного набега римлян на Неферис, когда римляне под командой Манилия перешли реку и чуть не все были истреблены. Четыре (или две по Ливию) когорты укрылись на холме (λόφον у Аппиана, βοΰνον у Полибия; συνεπεφεύγεσαν у Полибия, α;’νέδραμον у Аппиана) и там были осаждены войсками Гасдрубала. Навыручку им иявился Сципион.

31 (4) покасамим… «Сципион убеждал, что руководствоваться требованием осторожности следует вначале, но когда столько граждан и знамен попадают в беду, необходимо действовать с безумной

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector