ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 737

фракийского побережья с половины IV в., часто упоминается в речах Демосфена и Эсхила, как противник Филиппа II. Дройзен. История эллинизма. С. 214, особенно прим. 33 (русск. перев.).

11 (3 1) Сципионакрополя… Эпизод, опущенный Аппианом. По всей видимости, он предшествовал нападению Лелия на стену со стороны, противоположной тому месту, откуда карфагеняне обыкновенно встречали неприятеля: начало главы 12 Аппиана заставляет предполагать такие случаи. К этому самому эпизоду должно относить иизвестие Марцеллина о том, какимператор Юлиан потерпел неудачу при взятии города Пирисаборы в Вавилонии, неправильно воспользовавшись рассказом о взятии карфагенских ворот Сципионом, Полибием и 30 солдатами при помощи подкопа и «каменной черепахи», каковой на сей раз были каменные глыбы, закрывавшие ворота: пока неприятель занят был расчисткой ворот, Сципион тайком невредимо пробрался в покинутый город. Марцеллин, впрочем, отмечает и разницу между тем и другим случаем. Вот его известие: Imperator — cuneatim stipatus densatisque clipeis ab ictu sagittarum defensus,— prope portam venit hostilem, crasso ferro crustatam. Et licet saxis et glande ceterisque telis cum periculo salutis premeretur, fodicare tamen, paratos valvarum latera, ut aditum patefacerent, vocibus increpans crebris, non ante discessit, quam telorum congerie, quae superiaciebantur, se iam cerneret obruendum evasit cum omnibus tamen, paucis levius vulneratis, ipse innoxius, verecundo rubore, suffusus legerat enim Aemilianum Scipionem cum historiarum conditore Polybio Arcade et triginta militibus portam Cartchaginis impetu simili subfodisse. Sed fides recepta scriptorum veterum recens factum defendit. Aemilianus enim testudine lapidea tectus successerat portam; sub qua tutus et latens dum moles saxeas detegunt hostes urbem nudatam inrupit, Iulianus vero locum patentem adgressus, obumbrata caeli facie fragmentis montium et missilibus aegre repulsus abscessit (XXIV 2 14—17). Наш отрывок находится у Плутарха в «Изречениях Сципиона Младшего» (р. 200 А).

12 ibid. советовал… укреплениям… Ясно, что эта попытка Сципиона предшествовала проникновению Лелия внутрь Кофона, чем начинается ряд действий, входящих в описанное Аппианом взятие Карфагена: после этого момента не остается места для такого случая (Punic. 127). Что Полибий давал советы Сципиону, об этом мы знаем и через Павсания: «Сципион имел удачу всякий раз, когда следовал совету Полибия; напротив не удавались ему дела, в которых указания Полибия он оставлял без внимания» (VIII 30 9). Морем названа здесь часть рукава, отделенного от самого залива косой на востоке, рукав stagnum Tuneticum на атласе Киперта, See von Tunis из Ине. Что в этом случае мнение Полибия оправдалось, видно из отрывка, сохраненного Свидою и прибавляемого к известию Плутарха Казобоном и Швейггейзером, о том, как римляне и карфагеняне (после сражения) провели ночь на насыпи. Сравн. нашу статью Ж. М. Н. П. 1896, апрель.

13 Как видно из нашего предисловия к примечаниям книги, между главами 3 и 4 находились известия, собранные в трех главах Аппиана (128—130), и нашей 4-й главе соответствует гл. 131 Аппиана и часть IX 30 Зонары. Перебежчики в числе 900, не рассчитывавшие на милость со стороны Сципиона, военачальник Гасдрубал, супруга его и два сына продолжали борьбу из храма Эшмуна, — Асклепия поэллински, — и с его кровли. Тогда-то Гасдрубал тайком от прочих бежал к Сципиону. Разногласие в этом пункте между Аппианом и Зонарой состоит в том, что у первого Гасдрубал покинул своих еще до того, как перебежчики подожгли свое последнее убежище; у второго храм уже горит, когда Гасдрубал идет просить пощады у Сципиона: разногласие, небезразличное для характеристики карфагенского военачальника. Конечно, бегству Гасдрубала до пожара больше соответствует обращенный к нему упрек Сципиона (4 3).

КогдаГасдрубалподошелк .γόνατα;ςτα;προ ;˜;στρατηγω ;˜;συνέπεσετω палкногам )14 (4 1

Сципиону с веткой просителя, тот велел ему сесть у ног своих и показал его перебежчикам. Appian. 131. Тот жерассказ в сокращении уДиодора (XXXII 23). 15 ibid. высокомерный обет μεγαλορρημοσύνης погибнуть в пламени родного города (XXXVIII 2 8—9). 16 (2) какойбезумцам ω;‛ς α;’γαθη; παραδειγματίζειν ε;’στι; του;ςα;’λογίστους τω;˜να;’νθρώπων: «как умеет судьба сделатьбезумцев своимигралищем», т. е. посмеяться над безумцами.

17 (3) с молитвенной веткой μετα; στεμμάτων, ниже θαλλου;ςε;’; ´χων (4 10), у Аппиана μετα; θαλλω;˜ν (у Диодора μεθ’ ι;‛κητερίας), velamenta, оливковая ветка или венок, обвитые шерстью овцы, знак полной покорности и мольбы; обвитая вокруг ветки шерсть στέμμα; в нашем, как и в других случаях, название части вм. целого. Срвн. XVI 33 5.

18 (7) онаодеждой μετα; τω;˜νι;’δίων ε;’νδυμάτων слишком краткое выражение в подлиннике, если не испорчено переписчиками: дети в коротких платьицах (ε;’ν χιτωνίσκοις) были прикрыты широкимискладками плащаматери.

19 (9) принятьнеприятелю… рукопись в этом месте сильно пострадала, и мы даем перевод чтений Гульча.

20 (8—10) Прежде… отечество… У Аппиана сообщены речи к Сципиону и Гасдрубалу в прямой форме. Женщина не благодарит Сципиона за милости, а Гасдрубалу рисует предстоящее унизительное для него участие в триумфе Сципиона. Засим «она зарезала детей и вместе с телами их кинулась в пламя» (131) И начинает, и кончает историксвойрассказсловамиλέγουσιν, φασί. Срвн. Liv. epit. LI серед.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector