ПОЛИБИЙ ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ стр. 742

сателей: Варрона, Цицерона, Ливия, Веллея, Плиния, Эм. Проба, А. Геллия, Иеронима, Орозия, из Родерико Санцио 1033—38). Не говоря уже о последнем разряде «отрывков», где некоторые только известия Плиния и Орозия заслуживают этого названия и вошли в текст истории (XXXIV, 15—16, XXXIX 7 3. Срвн. XVIII 27 6 Oros. IV 20), весь отдел представляет пеструю смесь, во-первых, известий и замечаний историков, действительно имеющих значение фрагментов Полибия и, как таковые, частью внесенных уже в отрывочные книги истории, частью изданных в виде отрывков историка без определенного места в его сочинении, или же в виде известий об авторе и его истории, или, наконец, примечаний самого издателя к фрагментам Полибия. Так, Казобон поместил здесь на первом плане сохраненные Страбоном географические известия и соображения нашего писателя, входившие в XXXIV книгу истории, но тут же находятся свидетельства Страбона о Полибии, не имеющие ничего общего с фрагментами сего последнего (I, 1 1. 2 1). В числе 5 «отрывков» из Дионисия два изданы в VI книге (2 1. 3), а в остальных содержатся суждения о Полибии. Отрывок Иосифа дает изложение того, что содержалось в показаниях Полибия о смерти Антиоха Эпифана; и что издано Гульчем в виде подстрочного примечания (XXXI 11). Из Плутарха заимствованы 21 «фрагмент», но в числе их находятся и те свидетельства Плутарха, которые напечатаны в 1 т. нашего перевода, в «Важнейших известиях древних о Полибии и его сочинениях» (1—8); такого же характера фрагменты из Павсания, Ксифилина, Лукиана, Зосима и др. Достойно внимания также, что в имена городов и в перечень поясняемых слов, выписываемых из Стефана или Свиды, внесены Казобоном и те слова или имена, которые ничего не прибавляют к тексту Полибиевой истории, потому что вошли или в книги целиком сохранившееся (Μεγαλήπολις, Νω;˜λα, α;’θεσίαν, α;’κέραιος и мн. др.), или в другие отрывки книг, более пространные, или наконец приурочены к определенным местам сочинения. Наконец, места писателей, которым принадлежат отрывки, обозначены большею частью весьма недостаточно. Последующий издатель, Валуа (Henricus Valesius), увеличил количество фрагментов извлечениями примеров добродетели и порочности, по новооткрытому тогда списку Пейресция, снова выбрал отрывки Полибиевой истории из писателей в большем числе, нежели его предшественники, разделивши их на 3 категории: отрывки, приуроченные к определенным книгам Полибия, исторические отрывки, не приуроченные к книгам, и отрывки грамматические, расположенные в алфавитном порядке (1634). Казобону и Валуа принадлежит главная заслуга в собрании Полибиевых фрагментов из Свиды; последующие издатели шли за ними и прибавили или изменили относительно немного.

В издании Гронова (1670), во многом представляющем повторение Казобона и Валуа, особенное внимание обращено было на отрывки Полибия, сохранившиеся у Свиды. Во-первых, редакция Свиды заменена текстом Пейресианского списка в тех отрывках, которые были выписаны, Свидою из сборника примеров добродетели и порока, впервые изданного Валуа по названному только списку; благодаря этому устранены были повторения некоторых текстов, восстановлена более достоверная редакция других. Потом, из Свиды извлечено несколько фрагментов, опущенных прежними издателями. К тому же Гронов приложил особенное старание к распределению фрагментов Свиды между уцелевшими или утраченными книгами историка. Ему же принадлежит заслуга первоиздания значительного отрывка об осаде Амбракии, который найден был впервые Валуа в том самом парижском списке безыменного тактика, откуда несколько отрывков Полибия добыто было раньше Казобоном; отрывок входил в сочинение Герона младшего (ο;‛; ´πως χρη; το;ν τη;˜ς πολιορκουμένης πόλεως στρατηγο;ν προ;ς τη;ν πολιορκίαν α;’ ντιτάσσεσθαι καί οι;‛; ´οις ε;’πιτηδεύμασι ταύτην α;’ποκρούεσθαι). Как известно, этот самый отрывок издан Вешером по другому списку (см. наш перев. т. II, стр. 70), помещен был Швейггейзером и Беккером XXII, 11, а Гульчем XXI, 28. Гронов напечатал отрывок в своем издании Ливия. В конце его трехтомного издания Полибия даны еще краткие примечания к отрывкам.

В смысле упорядочения и критики текста, а также комментариев и словаря, восьмитомное издание Швейггейзера составило эпоху, хотя он еще не поставил Cod. Vaticanus CXXIV во главе всех Полибиевых списков для первых пяти книг. По отношению к мелким отрывкам он прежде всего тщательно выделил биографические известия об авторе и суждения древних о нем самом и об его сочинении (de vita et scriptis Polybii testimonia veterum. T. V, p. 1—38). Собственные отрывки, частью приуроченные самими свидетелями к отдельным книгам, но остающиеся без связи с другими отрывками соответствующих книг, частью вовсе не приуроченные к книгам, согласно этому признаку обозначены различными названиями: 1) spicilegium reliquiarum ex certis libris historiarum Polybii (pp. 39—50) и 2) reliqua Polybii fragmenta, с пояснительным определением: ex Suida maxime et Stephano Byzantino collecta. Эти последние фрагменты снова подразделены на две категории: fragmenta historica et geographica (pp. 51—75) и fragmenta grammatica (pp. 76—103). Фрагменты обоих разрядов расположены в алфавитном порядке, начальных букв собственных имен, упоминаемых в каждом отрывке, или поясняемых в них грамматических терминов; каждому отрывку, который у Свиды или Стефана приписан явно Полибию, предшествует имя нашего автора; те отрывки, которые в наших источниках не снабжены именем автора, но с достаточным основанием присвоены ему Орсини, Казобоном, Валуа, Гроновом и др. или самим Швейггейзером, внесены в число отрывков без всякого знака; наконец, от прочих отрывков отделены особым знаком те из них, принадлежность коих Полибию сомнительна (—). Фрагментов исторических и географических выписано издателем 70, из них сомнительных 14; грамматических 139· со включением в это число 26 сомнительных: итого отрывков, принадлежащих Полибию достоверно или с большою вероятностью, насчитывал Швейггейзер 176 и 37 сомнительных.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector