ЛУЦИЙ АННЕЙ СЕНЕКА    О БЛАГОДЕЯНИЯХ    стр. 160

ГЛАВА 2

Теперь мы вступаем в битву с толпой
эпикурейцев — этих любителей чувственных
удовольствий и прохлады, философствующих
среди своих пиршеств. Для них добродетель —
служительница удовольствий. Им

(удовольствиям) она повинуется, им служит и
смотрит на них, как на высших себя. Нет, —
говорят они, — удовольствия без добродетели.

Но почему же (удовольствие) прежде
добродетели (поставляется в этом определении)?
Ты полагаешь, что спор касается только порядка
мест? Напротив, здесь дело идет о вещи в ее
целом, о самой ее сущности. Нет добродетели,
если она может стоять на втором месте. Ей
принадлежит первая роль; она должна
предводительствовать, повелевать, занимать
почетнейшее место, а ты повелеваешь ей
дожидаться условного сигнала.

Что тебе за дело, — говорит эпикуреец, — ведь
и я не допускаю, чтобы жизнь была счастливой
без добродетели. Я порицаю и осуждаю то самое
удовольствие, которому я следую и которому
предался, как скоро (от него) удалена
добродетель. Одно только составляет предмет
спора, именно: есть ли добродетель источник

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector