ЛУЦИЙ АННЕЙ СЕНЕКА    О БЛАГОДЕЯНИЯХ    стр. 175

Он расстается, едва ли достаточно узнав
виновника своего спасения и не надеясь никогда
более возвратиться на наши глаза; вместо себя он
делает богов нашими должниками и их просит
вознаградить своего спасителя за него. Между
тем нам приятно чистое сознание благодеяния.

А когда мы стоим уже при конце (жизни),
когда мы делаем завещание, то разве не раздаем,
благодеяний, которые нам не принесут никакой
пользы? Сколько времени проходит, пока втайне
решается, сколько и кому дать! А между тем что
за важность, кому именно дать, когда ни от кого
мы не думаем получить обратно? И конечно,
никогда мы не даем с большим старанием,
никогда не взвешиваем более наших суждений,
как в то время, когда, по удалении материальных
расчетов, нашим взорам предстоит одно высокое:
мы бываем худыми судьями наших обязанностей
все время, пока их нарушает надежда и страх, и
особенно расслабляющий порок – чувственное
удовольствие. Когда же смерть заключила все и
послала для произнесения приговора судью
неподкупного, мы ищем достойных людей, чтобы
им передать свое (имение); и мы ничего более не
исполняем с такой священной заботливостью, как
то, что для нас уже безынтересно.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector