ЛУЦИЙ АННЕЙ СЕНЕКА    О БЛАГОДЕЯНИЯХ    стр. 280

притом, изнуренный жаждою, не имея
возможности на ногах дойти до ближайшего
источника, я уже хотел ползти на руках, если бы
(один) соратник, храбрый и мужественный
человек, не принес мне воды в своем шлеме, – он
(упомянутый ветеран) продолжал далее:
Можешь ли, император, узнать того человека
или тот шлем?

Цезарь отвечал, что он не может узнать
шлема, но человека узнать прекрасно может, и
прибавил, рассердившись, как я думаю, на то, что
тот отвлек его, среди судебного заседания, к
старому рассказу: Во всяком случае, это был не
ты!

Справедливо, Цезарь, – отвечает тот, – что
ты не узнаешь меня, ибо, когда это случилось, я
был еще целым. После того при Мунде, мне в бою
был выколот глаз и в голове вставлены
(раздробленные) кости. И шлем тот, если
увидишь, то не узнаешь его, так как он разрублен
надвое испанским мечом. Цезарь запретил
вводить его в хлопоты и подарил своему воину те
участки земли, где пролегала соседняя дорога,
причина раздора и тяжб.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector