ЛУЦИЙ АННЕЙ СЕНЕКА    О БЛАГОДЕЯНИЯХ    стр. 314

своего честолюбия, и за это ожидает получить
какую-нибудь иную выгоду, чем та, какую может
он получить от каждого в отдельности.

Итак, значит, – возражает собеседник, – если
государь подарил всем галлам право гражданства,
а испанцам – свободу от податей, то каждый из
них в отдельности ничем ему не будет за это
обязан?

Ужели не будет обязан? Конечно, будет, но не
как за особое благодеяние, а как за часть общего!

Никакой мысли обо мне, – замечает
собеседник, – он не имел в то время, когда
оказывал всеобщую помощь. Он не желал дарить
права гражданства собственно мне и не обратил
ко мне душевного расположения; так зачем же я
буду обязан тому, кто и не представлял меня себе,
когда намеревался сделать то, что сделал?

Прежде всего, когда он думал делать добро
всем галлам, то думал делать добро и мне, потому
что и я был – галл; он думал и обо мне, (хотя
представлял меня) не в моих собственных
признаках, но в признаках общих (всей нации).

Далее и я со своей стороны буду обязан ему не
за особый, собственно мне предназначенный дар,
но за дар, предназначенный для всех вообще.
Будучи одним из народа, я стану платить не за
себя, но принесу уплату за отечество.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector