ЛУЦИЙ АННЕЙ СЕНЕКА    О БЛАГОДЕЯНИЯХ    стр. 335

остались одни безлюдные пустыни, где не будет
места для упражнения таких громадных сил.

Иной говорил, что для (царя) едва ли будет
достаточно места в природе, что моря будут
тесны для флотов, лагеря – для войска, поля – для
размещения конницы и едва ли небо будет
достаточно открыто для пущенных рукою
каждого воина стрел.

Когда, таким образом, отовсюду с похвальбою
говорилось много такого, что возбуждало дух
человека, безумствовавшего от чрезмерно
высокого мнения о себе, один Демарат
лакедемонянин сказал, что та самая
многочисленность массы, которая так нравилась
царю, беспорядочна и тяжела, что вождю надо ее
опасаться, потому что она обладает не силой, а
тяжестью, что чрезмерною массою никогда
нельзя управлять, а все, что не может быть
управляемо, не может и долго держаться.

При первой же горе, говорил он, лаконцы,
вышедши навстречу, дадут тебе испытать себя.
Триста человек выдержат напор стольких тысяч
народов, останутся неподвижно на своем месте,
будут охранять вверенные им теснины и заградят
их своими телами. Вся Азия не сдвинет их с
места; ничтожнейшее количество устоит против
таких грозных военных сил и вторжения всего

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector