СТРАБОН ГЕОГРАФИЯ В 17 КНИГАХ стр. 622

домой. В Других городах, как я только что заметил, кроме Александрии,
наблюдается обратное явление: много иностранцев приезжают туда и
с удовольствием проводят время; что же касается местных жителей, то с 67
только немногих увидишь за границей —тех, кто приехал туда ради науки
Или же посвятил себя дома научным занятиям. Александрийцы же соеди
няют у себя и то и другое: действительно, они принимают в свои школы
много иностранцев и посылают немало своих граждан за границу. Далее,
в городе Тарсе много всевозможных школ риторики. Вообще же Таре
имеет большое и очень богатое население, занимая положение главного
города.

14. Родом из этого города были из стоиков Антипатр, Архедем и Не
стор, а также 2 Афинодора: один, по прозванию Кордилион, жил в доме
Марка Катона, где и умер; другой же, сын Сандона, названный по ка
кому-то селению Кананитом, был учителем Цезаря и пользовался у него
большим уважением. По возвращении на родину, будучи уже стариком,
он устранил существовавшее там правительство. Среди дурных руководи
телей этого правительства особенно выделялся Боэф, плохой поэт, сквер
ный гражданин, вошедший в силу главным образом благодаря заискиванию
перед народом. Своим возвышением он был обязан и Антонию (который
с самого начала благосклонно принял написанную им поэму в честь по
беды при Филиппах), а еще в большей степени своей способности (рас
пространенной среди тарсийцев) говорить без умолку, не готовясь, на за
данную тему. Кроме того, Антоний обещал тарсийцам учредить должность
гимнасиарха 13 и назначил Боэфа вместо гимнасиарха, доверив ему и про
изводство связанных с этим расходов. Но Боэфа уличили в утайке (кроме
прочего) еще и оливкового масла. Когда обвинители изобличали его
в присутствии Антония, ему удалось смягчить гнев последнего, между про
чим, следующими словами: «Подобно тому как Гомер воспел хвалу Ахил
лесу, Агамемнону и Одиссею, так и я воспел твои подвиги. Поэтому не
подобает возводить на меня перед тобой такие клеветнические обвине
ния». Обвинитель же, подхватив его слова, возразил: «Это так, но ведь
Гомер не украл оливкового масла ни у Агамемнона, ни у Ахиллеса, а ты
украл; поэтому ты будешь наказан». Тем не менее Боэфу удалось отвра
тить гнев Антония какой-то лестью, и он продолжал разорять город
вплоть до падения Антония. В таком положении застал город Афинодор
и некоторое время пытался словами убедить самого Боэфа и его сообщни
ков изменить их поведение. Но так как последние и не думали удержи
ваться от своих наглых поступков, то он воспользовался данной ему Це
зарем силой и, осудив их на изгнание, заставил покинуть город. Они же
сначала написали на стене следующий стих:

Подвиги юных, советы мужей, извержение ветров у старцев.     (

Когда же он, приняв надпись в шутку, приказал написать вместо этого
«громы старцев», то кто-то, пренебрегши всяким приличием и страдая рас
стройством желудка, мимоходом ночью сильно запачкал дверь и стену дома


— 629 —

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector